Изучение демократии в Латвии

Политика | 13 июня 2011 года, 15:54

Для начала хочу поздравить Райвиса Дзинтарса с замечательным успехом его дела. Почти 112 тысяч собранных подписей за перевод русских школ на латышский язык — это круто. Достаточно для того, чтобы показать всем: Вису Латвияй! — большая сила. Но меньше, чем надо для полномасштабного референдума.

Вполне понятно, что референдум по полному облатышиванию русских школ — это плохо при любом его исходе. При отрицательном — это как бы проигрыш партии Дзинтарса. Ну, как в передаче «Кто хочет стать миллионером». Там главное — вовремя взять выигрыш, не пожадничать. Набрали Райвис и Ко 112 тысяч — ушли непобежденными. А проиграли бы на референдуме — ушли ни с чем.

При положительном же исходе референдума был бы мощный взрыв нашего недовольства. В «жирном» 2004-м реформа школ собирала митинги с десятками тысяч. В голодном 2011-м могло получиться гораздо хуже. Народ сейчас зол.

И что еще очень позитивно для Райвиса Дзинтарса — огромное количество молодежи среди подписантов. Это дорогого стоит. Столько лет прогрессивная латышская интеллигенция успокаивала народ. Дескать, вот вымрут инвалиды оккупации, пострадавшие от тяжелых лет социализма, подрастет новая, незашоренная молодежь, и антирусские настроения сойдут на нет. И заживет Латвия единой семьей народов. А вона как вышло...

Кстати, про антирусские настроения. А ведь их действительно среди современной латышской молодежи почти нет. Я частенько общаюсь со своей латышской родней и это чувствую. Пожилые латыши еще ковыряют старые обиды. А молодежь вполне позитивна. Она просто искренне уверена, что так ДЛЯ НАС лучше. Ну чего же в том плохого, если наши дети будут хорошо знать латышский язык?

И тут я обычно задаю им один вопрос: ну ладно, пусть это для наших детей хорошо, но почему же такой вопрос решается недемократическим путем? Как недемократическим? — удивляются молодые латыши, — все же честно, большинством голосов. Погодите, ребята, — объясняю я, — а как можно решать большинством голосов вопросы, которые этого большинства напрямую не касаются?

Вот если бы вопрос референдума стоял так: переведем все русские школы на латышский, а латышские — на русский язык обучения, вот это была бы демократия. А вы же решаете только для нас! И привожу пару примеров, как немцы, выбрав Гитлера, решили судьбу евреев. Или как комитеты сельской бедноты в сталинской России решали судьбу кулаков. Большинством голосов. Некоторые задумываются. Ненадолго.

Сейчас у нас на очереди сбор подписей за русский государственный язык. И мне очень нравится, как там поставлен вопрос: именно за государственный, а не какой-нибудь «официальный в местах компактного проживания и т.д.» Вот это — действительно демократическая постановка вопроса. Поскольку его решение касается всех. Предположим, народ Латвии решит признать русский язык государственным. Сколько тогда чиновников у нас потеряют свои места из-за незнания русского языка. От секретарши до министра. Да попросту: такая иностранная дама, как Вайра Вике-Фрейберга, уже не сможет стать президентом страны.

На фоне старинных многосотлетних европейских демократий наша — очень молодая. Практически никакая. Нам еще надо учиться демократическим азам. И в этом деле референдумы — лучший способ обучения. Это — как гаммы в музыке. Пока их не освоишь, «Лунной сонаты» не сыграешь.

Сейчас весь народ радуется будущему роспуску Сейма. Дескать, правильно его Затлерс разогнал, там одни дураки сидят. Не буду спорить. А откуда там умным-то взяться, если сам народ политически незрел? Референдумами его и надо воспитывать. Начать, скажем, с простых вопросов: а не перевести ли все наши школы на китайский язык? Проголосовали, попробовали — фигня получилась. Быстро второй референдум по отмене предыдущего решения.

А чтобы не тратить лишних денег, можно делать так, как было в Запорожской Сечи. Собрался народ на Домской площади, выходит президент-атаман и начинает зачитывать законы. Ну и народ кричит: «любо» или «не любо». Так мы постепенно демократии и научимся. Лет двести, я думаю, нам хватит.

Источник

Комментарии