Монолог или диалог? (5)

Общество | 10 мая 2012 года, 09:03

Наблюдая, как терпеливо и расчетливо латвийские историки интерпретируют общественности факты столь актуальной сегодня истории, возникает вопрос, почему же всем известная часть общества настолько непоколебима в своих предположениях и проявляет аллергическую реакцию на возможность изменить свое отношение к истории? Проще говоря, историки могут хоть на голове стоять, однако большинство нелатышей имеют железную позицию в отношении событий 1940 года, 16 марта, 9 мая и прочих исторических дат.

Конечно, главной причиной подобного отношения может служить то, что деятельность этих историков проходит в латышском информационном пространстве. Если политики действительно хотят содействовать сплоченности общества, то Латвии стоит отказаться от какого-нибудь строительного проекта и сэкономленные деньги потратить на перевод на русский язык и распространение в обществе результатов работы латышских историков.

Тем не менее, одной из причин может быть и сам термин, который звучит плохо, но при этом просто является объективной реальностью - большим странам присуще имперское мышление. И речь тут идет не только о сегодняшней России и латвийских жителях, находящихся в зоне ее идеологического воздействия. Это всегда было присуще нашему большому восточному соседу.

Русское издание "Наука" выпустило серию публикаций с исследованием и сравнительным анализом истории Европы. Во втором томе этой серии ("География и политика") можно ознакомиться с результатами исследования о дипломатах Царской России, которые после большевистского переворота остались в эмиграции и которые в США, Франции и прочих странах единым фронтом лоббировали непризнание Западом независимости стран Балтии.

Подобную активность можно было понять разве что в 1919 году, когда эти люди, вероятно, надеялись, что большевиков скоро прогонят и они смогут вернуться к полноценному выполнению обязанностей послов. Но ноты были посланы и в 1920, и в 1921 году, когда уже стало вполне ясно, что защищаемая ими страна сгинула окончательно, и они уже больше не являются ничьими представителями.

Таким образом, речь идет о том, что эти образованные люди просто не смогли принять то, что "какая-то периферия" откололась от столь могущественной империи, или же чьи-то взгляды могут отличаться от мнения империи. Звучит мрачновато, но мне кажется, нам нужно считаться с тем, что часть жителей Латвии будет вывешивать чужие флаги даже тогда, когда последний ветеран Второй мировой войны покинет этот мир. Тем не менее, это не означет, что с незомбированной частью нацменьшинств говорить нельзя. Я повторюсь, но без серьезного отношения государства работа историков останется всего лишь словами, брошенными на ветер.

Комментарии 5
Юрий5 лет назад
кто как , а я и так часто слышу всю эту белеберду каждый день на русском, ноя никогда не слышал хоты бы одной выдержки из книг "Эйнара Граудинша". Он там правда на русском очень чётко и подробно пишит как Латвийский сайм сам принемал решение о вступлении в СССР. Так что не надо переводить на русский то что выдумали, лутше переведите на латышский то что было честно.
polecat5 лет назад
Я всегда найду общий язык с любым человеком, если этот язык - латышский. Перевод не поможет сделать обгаженное чистеньким.
Тыщь5 лет назад
Очень трудно поменять мнение людей, привыкших с малолетства отмечеть определенные праздники по определенным дням. Некоторые 9 мая уже по 50 лет отмечают!
Это касается не только русскоязычных, но и латышскоговорящих. Не стоит пытаться "научить правильному мнению", я думаю, лучше научиться терпению и позволить каждому иметь свое мнение