Латвия в новой Европе

Экономика | 20 декабря 2011 года, 16:42

Достигнутая на 9-м саммите ЕС договоренность свидетельствует о том, что в десятилетней борьбе между федералистами и националистами преимущество все чаще и чаще оказывается на стороне федералистов. Уже даже Гиртс Рунгайнис со свойственной ему прямотой говорят о Соединенных штатах Европы в качестве реинкарнации Римской империи. Что это означает для Латвии, и как нам лучше себя вести?

Нужно пояснить, что же в данном случае подразумевается под федерализмом. Когда в частной беседе с депутатом Европейского парламента Иваром Годманисом я упомянул слова Рунгайниса, то он чуть не взорвался. Что такое федерализм? Если бы у нас был федерализм, то Европарламент и Европейская комиссия, представляющие федеральную структуру, и были бы теми, кто принимает решения. Однако сейчас комиссия не решает почти ничего и играет в союзе последнюю роль, а Европарламент - вообще не играет никакой роли. Парламент может только прислушиваться к тому, что делают две страны - Германия и Франция, к которыи и присоединились все остальные.

С такими заявлениями Годманис как будто бы и подорвал теорию федеральной Европы. Но главное здесь - как будто бы. Все встанет на свои места, когда новой столицей федеральной Европы провозгласят не Брюссель или Страсбург, а Берлин и из вежливости второй столицей назовут Париж. Франция хочет, чтобы ее рассматривали в качестве столь же важного игрока, как и Германию, но в реальности безоговорочно доминирует Германия. Президент Франции Николя Саркози появляется везде вместе с канцлером Германии Ангелой Меркель лишь для того, чтобы растущая гегемония Германии не травмировала излишне остальную часть Европы. Франции самой угрожает снижение рейтинга ААА, и в этой ситуации она не может взять на себя заботы большие, чем формально представлять интересы проблемных стран, чтобы не выглядело, будто бы все решает одна только Германия. Но от того, что Саркози пару раз встретился с Меркель, суть дела не меняется. Хотя Германия и проиграла вторую мировую войну, однако теперь она, более чем через полвека после окончания войны, одерживает неоспоримую победу в экономической войне. Больше не на танках, а условно – на мерседесах.

Экономист Янис Ошлейс кризис объясняет хроническим дефицитом внешней торговли более слабых стран, которые не только не показывают тенденцию к снижению этого дефицита, а более того – это снижение в нынешней экономической конструкции даже теоретически невозможно. Это означает, что при сохранении нынешней конструкции еврозоны и даже при тщательном соблюдении достигнутого на 9 саммите ЕС соглашения, ни Португалия, ни Греция и даже Испания с Италией никогда не смогут конкурировать с Германией.

Это латышу принять довольно легко. Однако гораздо труднее это принять, если речь идет о Латвии. Почему-то вдруг кажется, что строго соблюдая фискальную дисциплину и сбалансировав расходы бюджета с доходами, мы станем более конкурентоспособными, и сальдо внешней торговли сразу станет улучшаться, пока в один прекрасный момент экспорт не превысит импорт. И если у нас с Германией и будет одна валюта, то это станет возможным лишь в том случае, когда мы достигнем уровня конкурентоспособности Германии, или, называя вещи своими именами - никогда.

Другими словами, нам нужно смириться со своим местом в Европейской экономической зоне и стоит радоваться тому, что есть хоть небольшой рост, а не становится еще хуже. Результаты выборов показывают, что латыши с этим уже cмирились и никаких амбициозных планов не вынашивают. Вопрос лишь в том, удастся ли нам убедить греков, испанцев и португальцев смириться и жить хуже, чем в Северной Европе. Навсегда. Поскольку объективно Южная Европа всегда была беднее, чем Северная, не исключено, что такой исход событий вполне может случиться, после чего в Европе появится какая-то стабильность. В этом случае в Европе все будет определять наиболее сильное государство - Германия - и остальной мир послушно за ней последует.

Совершенно ясно и без каких-либо иллюзий нужно понять, что Латвия в качестве самостоятельного субъекта в мире не играет практически никакой роли. Геополитическая ориентация Латвии - неизменна, как бы кто-либо ни хотел этого изменить. Латвия - это ЕС и НАТО. О каком-то изменении геополитической ориентации и речи быть не может, впрочем, так же, как и о втором официальном языке. К сожалению, нынешняя политика, полученная как результат государственной ориентации, абсолютно односторонняя. Чрезмерное рвение к участию в решении проблем старших братьев иногда выглядит уже даже неприличным, как в случае голосования против принятия Палестинской автономии в ЮНЕСКО.

В новой Европе Латвии следует устанавливать более тесные отношения с новым лидером Германии и проявлять большую самостоятельность. Следует помнить, что в федеральной системе ресурсы из центра нужно выбивать силой и даже наглостью. И совершенно глупо не использовать свой единственный реальный ресурс - географическую близость к России. Экономическое сотрудничество с Востоком (а не только с Россией) – это единственный денежный насос, который может нас хоть немного приблизить к уровню благосостояния Германии.

*Бен Латковскис - публицист, журналист Neatkarīgā Rīta Avīze

(Neatkarīgā. Перевод Mixnews.lv)

Комментарии