Маленький нестрашный Гитлер

В мире | 9 мая 2008 года, 13:02

Матвей Ганапольский

блог "Эха Москвы"

 

Украинская газета «Зеркало недели» опубликовала 19 апреля статью «Раздень Гитлера, или Барбифюрер в подарок» — о том, что в Киеве, в магазине, «торгующем дорогими, но бессмысленными безделушками», продается сорокасантиметровая кукла Гитлера со сменной одеждой и запасной головой, производство Тайвань. Кукла стоит приблизительно 250 долларов.

Раз уж кукла продается и автор статьи Андрей Капустин ее обнаружил, то он позволил себе, как кажется, вполне допустимый публицистический ход. Он представил, как родители будут помогать детям надевать на куклу маленькие Железные кресты, а в магазинах появятся игрушечные концлагеря с игрушечными трупиками.

Дальше было вот что: различные зарубежные газеты и агентства распространили эту новость. Появились сотни заметок, где факты переврали. Например, написали, что кукла производится в Украине. Что продавщица сказала, что если кукла будет иметь успех, то производитель выпустит игрушечную канцелярию фюрера, маленькие газовые камеры и игрушечные крематории. Это написала «Дэйли мэйл». И это все вранье. Сейчас в интернете можно уже найти более тысячи ссылок на историю с фюрером. И большинство из них вранье.

Ну а российский Первый канал сделал по этому поводу сюжет.
Естественно, сюжет в духе Первого канала.

А потом известный киевский журналист Андрей Куликов, который ведет программу «Свобода слова» на украинском канале ICTV, сделал историю с куклой одной из тем очередного выпуска своей программы и пригласил меня поучаствовать в телемосте.

Мост технически устроен так, что я не видел гостей в студии, а только слышал их голоса. Это были молодые голоса молодых людей, у которых впереди вся жизнь. В том числе и профессиональная, потому что многие из них журналисты и политики.

Так вот молодые голоса заявили следующее:
1. Из мухи сделали слона.
2. Все переврали.
3. И переврали специально, потому что Украину окружают враги-украинофобы.
4. А корреспондент Первого канала, которого пригласили в студию, особый украинофоб, потому что в своем репортаже сказал, что кукла «хит сезона».

— С чего вы взяли, что кукла Гитлера — хит сезона?! — обижался женский голос. — Ну была кукла, но почему она хит? Она никого и не интересовала.
Тут я включился в разговор и сказал, что если кукла была, то, может, нужно спросить, а почему она была? И почему причастные к этому граждане великой Украины еще не под судом?
Тогда в разговор включился другой обиженный голос, мужской. Он посоветовал мне пойти на Старый Арбат. Там, сказал он, полно кукол Сталина. А, как известно, Сталин был не менее кровав, чем Гитлер.

— Раз вам тут не нравится Гитлер, то уберите у себя Сталина, — посоветовал мне голос.
То есть голос имел в виду, что прежде чем делать замечания другим, наведите порядок у себя. А потом уже и нас критикуйте.

Я слушал голоса и думал, что мне все это знакомо. Я что ни день слышу это в Москве. Мне объясняют, что Запад не имеет права критиковать Россию. Пусть сначала устранит свои недостатки. А потом критикует.
Чтобы это услышать, не нужно участвовать в телемосте с Украиной.

Вывод аудитория сделала такой: да, Гитлер в магазине был, но маленький и игрушечный. Очень плохо, что его продавали. Но еще хуже, что этот малозначимый факт использовали враги Украины для спланированной пиар-атаки против молодой демократии.

В общем, я не смог убедить аудиторию, что я не украинофоб.
По дороге домой я представил себе, что было бы, если бы на Старом Арбате стали продавать куклу Гитлера. Интересно, продавца линчевали бы сразу или дали бы позвонить домой, попрощаться?

Мне очень жаль, что я не Андрей Капустин. Что не я нашел эту куклу в магазине. Я бы написал значительно жестче. И добавил бы пару нехитрых мыслей.

Я написал бы, что Сталин — это не совсем Гитлер. Я бы напомнил, что по поводу Гитлера был даже особый международный суд — Нюрнбергский. И там все про Гитлера сказали. А по поводу Сталина такого процесса не было. Хорошо бы его устроить, но российское общество пока не готово: оно признает, что Сталин был злом, но Гитлер-то был абсолютным злом. Я бы напомнил, что страна Германия и сегодня делает все, чтобы зараза нацизма не пролезла опять в души немцев.

Потом я бы напомнил, что все началось с куклы Гитлера, которая действительно продавалась в киевском магазине. И все глазели на нее, кто смеясь, а кто в осуждении качая головой. Но убрали, если убрали, только после скандала.

Я бы написал, что нечего обижаться. С куклой Украина обос-лась, и скандал неудивителен. Если у тебя в магазине продается кукла Гитлера, не удивляйся, что о тебе напишут все что угодно. Нельзя уподобляться девице из известного анекдота, которая лежит с пятью мужиками в койке и говорит, закуривая: «Боже, если бы моя мама знала, что я курю!..»

Не нужно говорить, что украинофобский мир злобно реагирует на какую-то мелочь. В объединенной Европе, в которую так хочется, подобное не принято. И десятки публикаций появились не оттого, что вокруг Украины заговор, а потому что мир удивлен. Для него продажа куклы Гитлера в сувенирном магазине — событие. Нужно понять, что мир не считает это мелочью.

А потом я бы спросил о главном. Понимает ли аудитория, что кукла Гитлера в магазине — это не просто кукла в магазине?
Если в Украине ощущение этой разницы начало теряться, то нужна регулярная общественная прививка. Такая, как в Германии.
Потому что нацизм — это зло особого рода. В нем нехитрая мысль, что ты лучше. А другие хуже. Поэтому других должно быть меньше, ради твоего общественного блага.
На этой позиции стоят нацики всех стран.

Так вот мировое сообщество договорилось не вести дискуссию с нациками.
И я дискутировать не собираюсь.

Я просто скажу, что, по-моему, украинское общество сейчас на распутье.
С одной стороны, Вечный огонь и Бабий яр.
С другой — поиски человеческого лица у Шухевича и Бандеры.

В России тоже были попытки найти человеческое лицо у генерала Власова, но потом договорились считать его предателем и преступником.
То, что Шухевич и Бандера мечтали о независимой Украине без Сталина и Гитлера, — это прекрасно.
Но то, что для достижения этой цели они как инструмент использовали элементы нацизма, — это не дает им исторического шанса.

Каждый народ сам называет своих героев.

Но если вот таким героям ставят памятники, а их именами называют улицы, то тогда Гитлер становится просто маленькой нестрашной куклой.

И возникает вопрос – почему кричим.

Маленького нестрашного Гитлера не бывает.

 

 

Комментарии