Янковский умер (2)

Культура | 21 мая 2009 года, 11:47

Однажды мы говорили с замечательным сценаристом Валерием Фридом, одним из авторов сценария фильма «Служили два товарища», и я ему сказал, что зря он убил главного героя своей ленты, красноармейца-кинооператора Некрасова. Я не понимаю, сказал я Фриду, зачем они с соавтором Дунским это сделали. Некрасов был очень хорошим человеком, убеждал я его, и оставить его живым, ну, серьезно ранить, в конце концов – все это было в воле авторов и исправлялось простым росчерком пера. Зачем, спросил я, вынуждать зрителей плакать, выходя из зала. Валерий Семенович с грустной улыбкой посмотрел на меня и сказал: «Это, конечно, кино, но мы не могли обмануть жизнь».

Как и кинооператор Некрасов, Олег Янковский, снимаясь в кино, создавал свою летопись времени. Среди всех его киноролей я бы выделил три, особенно для меня важные: тот самый красноармеец Некрасов в «Служили два товарища», Сергей Макаров в «Полетах во сне и наяву» и Мюнхгаузен в «Том самом Мюнхгаузене».

Для меня эти фильмы, как Отец, Сын и Святой дух. И все потому, что они как будто про меня: про юношескую наивность, про средний возраст разочарований и про новый вдох жизни и лихое желание и умение идти против всех во имя того, что ты веришь.

Ровесники мои и Янковского меня особенно поймут – эти, не побоюсь этого слова, шедевры попали не только в точное ощущение правды, но и максимально выразили время: наивное советское, ожидаемое перестроечное и лживое современное. И везде именно Янковский проживал и переживал это время вместе со зрителями.

Я никогда не понимал, как он умудряется играть роль, но быть над ролью, как сказал один хороший поэт о стихах: «Пишешь рифмы, а рождаются смыслы».

В его философско-отстраненном актерском однообразии было именно то, чего не хватает нам в нашей жизни – неторопливость и ирония. Даже редкие роли подлецов, которые он сыграл, были чертовски притягательны, потому что он играл не мелких подлецов, а философских злодеев.

То, что он почти не снимался, начиная с 90-х, это не его проблема, а проблема предложения – наступившая эпоха оказалась слишком мелкой для его эпического таланта: он мог играть маленького человека, но ему нужен был в роли воздух, чтобы выразить эпоху. Но что делать, если эпоха подкачала.

Он много сделал в театре, я хочу сказать особые слова соболезнования Марку Захарову, я понимаю, что для него значит смерть Янковского.

Но, конечно же, с нами на долгие годы останутся его кинороли. Пленка равнодушна к возрасту, болезням и смерти актера. Она запечатлела гения в полете и то, что запечатлено, переоценке не подлежит.

Олег Янковский умер. Давайте не забудем проводить его аплодисментами.

Комментарии 2
diver8 лет назад
Протестую! Янковский бессмертен...(c) В отличии от ганапольских!
Александр Богданов8 лет назад
<object width="560" height="340"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/v/iLQpnghETFI&hl=ru&fs=1"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/v/iLQpnghETFI&hl=ru&fs=1" type="application/x-shockwave-flash" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" width="560" height="340"></embed></object>,


http://www.youtube.com/watch?v=iLQpnghETFI
Олег Янковский Да, мы погибнем, но пример останется! Best


Олег Янковский: - Да, мы погибнем, но пример останется! Творческое завещание артиста:


Сильные духом люди всегда борются за свободу.


Актуальное и неслучайно замалчиваемое в наше время творческое наследие, завещание артиста Олега Янковского, одна из лучших ролей, которую сыграл Олег Янковский - это роль поэта-декабриста Кондратия Рылеева в замечательном кинофильме "Звезда пленительного счастья". Сцена казни декабристов в Петропавловской крепости в ночь с 12 на 13 июля 1826 года. Этот отрывок можно найти где-то после 1 часа 9 минуты в этом фильме.


олег янковский, звезда пленительного счастья, рылеев, негры на плантациях счастливее наших крестьян, oleg jankovsky, negroes on plantations are happier than our peasants, да мы погибнем, но пример останется, zvezda plenitelnogo schastia, ryleev, казнь декабристов,