Прощай, Карлис!

Спорт | 16 сентября 2011 года, 16:05

Я не знала Карлиса Скрастиньша лично, и даже не видела ни одной игры с ним – я не фанатка хоккея. Но новость об очередном падении самолета, в котором погибли люди, снова застала врасплох. Погибли не просто хоккеисты, чемпионы, погибли красивые парни, мужчины, чьи-то сыновья, мужья, отцы. Погибла звездная команда, их тренеры, массажисты, врачи. Погиб экипаж, чья-то жена и дочь.

Каждое падение самолета во мне будоражит кровь с новой силой. Я никогда не упоминала об этом в своей профессиональной деятельности, но, к сожалению, я знаю, что значит терять близких людей в авиакатастрофе. И трагедия под Ярославлем снова коснулась латвийской семьи, как и в 2006 году.

Я много прочитала за последнюю неделю о ребятах из "Локомотива", и о нашем Карлисе Скратиньше. Например, я узнала, что в НХЛ Карлис получил прозвище Iron Man (Железный человек, Человек-глыба). Но таковым, оказывается, он был только на льду, а в жизни – лучезарный мужчина с латвийским акцентом – так о нем пишут российские СМИ. Карлис не отказывал в общении никому. Скрастиньш всегда помогал товарищам на льду, особенно если им приходилось страдать от ударов соперника, правда, сам в драки никогда не устраивал. Друзья говорят, что для него в жизни были важны только две вещи – семья и хоккей. А в "Локомотив" Скрастиньш перешел, чтобы заработать значимый трофей – хотел выиграть с командой кубок, вернуться в Латвию, где и завершить карьеру хоккеиста. Очень, очень жаль, когда уходят красивые, молодые люди, сильные, настоящие мужчины. С этим трудно смириться.

Поэтому и людей возле "Арены Рига" сегодня было действительно много. Но очередь двигалась быстро. И если на улице люди говорили между собой, причем необязательно о трагедии, то внутри арены стояла полная тишина. Темный ледовый зал, красиво украшенный свечами. У гроба почетный караул – Карлиса Скрастиньша провожали в последний путь с воинскими почестями.

Рядом – вдова Зане Скрастиня. Молодая, красивая и такая сильная женщина – выдержала церемонию прощания в Ярославле, не отказала и тысячам сопереживающим в Латвии проститься с ее мужем. Единственная ее просьба – не фотографировать и не снимать. "Давайте запомним нашего Карлиса живым", - написала она в обращении к народу.

И люди ее поняли, потому что сопереживают, соболезнуют, оплакивают Карлиса вместе с ней. К сожалению, время не лечит, время лишь притупляет боль. Сил вам, Зане, пережить эту трагедию! И вечная память Карлису, всему "Локомотиву", всем погибшим в этой катастрофе.

Ardievu, Kārli!

фото

фото

фото

фото

фото

фото

фото

Фотографии с церемонии прощания с Карлисом Скрастиньшем можно увидеть ЗДЕСЬ

Комментарии