Равнее равного (1)

Эксклюзив | 21 июля 2015 года, 01:08

Недавно мне удалось пообщаться с Владимиром Познером. Я брал у него интервью перед выступлением в концертном зале "Дзинтари". Зал наполнялся людьми, пока мы неспешно вели разговор в гримерке.

Для любого русскоязычного журналиста разговор с Владимиром Познером - это если не испытание, то, по крайней мере, вызов. Можно по-разному относится к личности Владимира Владимировича, но на постсоветском пространстве он, определенно, один из лучших интервьюеров. А может быть, даже и лучший.

Сам Познер утверждает, что испытывает смущение, когда коллеги называют его мэтром или легендой. "Мне становится как-то неловко и я прошу побыстрее переходить к теме разговора", - сказал он, признав, что акцент на его "легендарности" коллеги делают нередко.

При этом, отвечая на мой вопрос, не чувствует ли он к себе особого отношения со стороны интервьюируемых, Познер ответил, что нет. "Важно показать человеку свою заинтересованность", - сказал он, добавив, что личность журналиста играет далеко не главную роль в этом процессе.

Мне показалось, что Познер немного лукавил. Интервью в его программе - это не то же самое, что интервью журналисту какой-нибудь областной многотиражки. Даже при условии, что он первоклассный профессионал. И гость, который в разговоре с Познером пытается показать себя с лучшей стороны, не всегда таковым является на самом деле. Достаточно посмотреть, как некоторые из этих людей ведут себя в общении с менее титулованными журналистами.

Этот пример я привел не случайно — он кажется мне весьма характерным в контексте последних событий. В Латвии обострились дискуссии о необходимости размещения беженцев из Африки и Ближнего Востока. ЕС требует, чтобы мы приютили у себя несколько сотен выходцев из арабских государств.

Латвийские должностные лица стараются этого не допустить, опасаясь того, что вместе с беженцами в республику хлынет ислам, криминал и антисанитария. Об этом политики открыто говорят в кулуарах.

В то же время, выступая с высоких трибун, люди наделенные властью в республике, утверждают, что ко всем homo sapiens на планете относятся одинаково и не делят их ни по цвету кожи, ни по вероисповеданию, ни по языку. На риторическом уровне это, возможно, и так. Но в реальности все получается иначе.

То же самое мы наблюдаем и внутри страны: на словах мы ценим каждого человека, а на деле вписываем в Конституцию преамбулу, определяющую "основную нацию" и всех остальных. То есть, если немного перефразировать знаменитую формулу Джорджа Оруэлла, получается, что "все люди равны, но некоторые равнее".

Дело не в том, должна ли Латвия принимать у себя беженцев из Африки — это совсем другой, сложный и долгий разговор. Дело в лицемерии, которое мы сейчас наблюдаем на самом высоком политическом уровне. Прикрываясь красивыми словами, мы, по сути, стараемся оправдать свое отношение к людям, которых считаем недостойными. Горькая ирония в том, что на том же пресловутом Западе нас воспринимают точно такими же "бедными родственниками". Было бы наивно надеятся, что англичане считают латвийцев равными себе — для большинства из них мы люди с нижней ступеньки.

Но зато для того, чтобы дать интервью условному Познеру, мы надеваем свой лучший (пусть и единственный) костюм, а в разговоре с менее статусным журналистом можем позволить себе отыграться за собственные унижения. Пока нас это, похоже, вполне удовлетворяет.

Доброй ночи и приятных сновидений.

Комментарии 1
Думаю.2 года назад
Лукавит старый Познер,человек с 2-мя,а то и 3-мя гражданствами,почему он ни разу не пи*ц про Америку,не говорит про то что там не всё гладко с правами,и уж тем более не позволяет ничего плохого в адресс её президента? Да потому что сразу получит срок,а тут пожалуйста ,хоть и недоволен он властью российкой и демократией,но она есть и он на свободе.