За что будут голосовать латыши на референдуме 18 февраля (16)

Политика | 12 января 2012 года, 13:43

В Латвии определена дата проведения референдума о государственном статусе русского языка. Он состоится 18 февраля сего года. Значение этого события трудно переоценить. Оно сыграет в истории Латвии по истине судьбоносную роль.

Этот референдум уже намного перерос свое первоначальное значение. Он перестал быть референдумом только о статусе русского языка и превратился в референдумом о политическом будущем Латвии, о выборе дальнейшего пути развития. И это похоже начала осознавать латвийская политическая элита. До декабря прошлого года отношение латышской правящей элиты к референдуму носило равнодушно-безразличный характер – мол, оснований для беспокойства нет, поскольку сторонники русского языка не смогут набрать большинство голосов от списочного состава избирателей. Поэтому если большинство латышей просто не примет участия в голосовании, то решения о придании русскому языку статуса государственного все равно принято не будет.

Однако по мере приближения даты референдума в правящих кругах Латвии стала нарастать паника. В своем новогоднем обращении президент Латвии Берзиньш неожиданно заявил, что голосование за русский язык будет равносильно голосованию против Латвии как страны. А премьер-министр Домбровскис в традиционном новогоднем выступлении призвал всех граждан Латвии принять участие в референдуме и проголосовать против русского языка. Уже после нового года Домбровскис сообщил, что в ближайшее время правительство примет решение о проведении информационной кампании против русского языка за государственный счет.

Как заявила спикер сейма Солвита Аболтиня, из консультаций с юристами был сделан вывод, что на такие цели можно использовать средства госбюджета. В ответ на это инициаторы референдума пригрозили начать сбор подписей за роспуск сейма, так как деньги налогоплательщиков не должны использоваться для пропаганды позиции одной из сторон.

Похоже, представители правящего слоя Латвии поняли простую вещь – референдум несет угрозу не латышскому языку, а их собственному господствующему положению. И действительно, если большинство латышей проигнорирует референдум, то за русский язык может высказаться большинство участвующих в голосовании. А это будет выглядеть так, что латыши при голосовании воздержались, русские высказались «за», но положительное решение не принято благодаря особенностям латвийского законодательства. То есть результат – явно не в пользу нынешнего руководства Латвии. В этом случае возникнут реальные политические основания для требований отставки президента, правительства, роспуска сейма и назначения новых выборов.

А ведь латыши вполне могут отказаться от участия в референдуме не только из за лени, но и по принципиальным соображениям. Провальный экономический курс, всеобъемлющая коррупция и продолжающееся падение жизненного уровня не могут вызывать восторга у латышских избирателей. Бойкотом референдума они выразят свой протест против экономической и социальной политики правительства и того, что их мнение, как избирателей, грубо игнорируется латышским правящим слоем. А к какому еще выводу могут прийти латышские избиратели после того, как на прошлом референдуме они отправили в отставку кабинет Домбровскиса, но сейчас опять вынуждены созерцать его во главе правительства, благодаря закулисным сделкам и интригам правящей верхушки? Так что бойкот референдума латышским избирателем – вполне реальная перспектива и она очень обеспокоила латышскую правящую элиту. Ведь такой бойкот будет по сути означать отказ в доверии тому политическому курсу, который проводила латышская политическая элита в последние 20 лет – курса, построенного на конфронтации с русской общиной Латвии.

Впрочем, политических последствий референдума уже избежать не удастся при любом исходе голосования. И вот эта сторона вопроса, по моему, еще не достаточно понята латышской правящей элитой. Тот факт, что этот референдум состоится знаменует собой серьезный сдвиг во всем латвийском обществе. И этот сдвиг уже нельзя обратить вспять. Между тем, этот сдвиг означает одну простую, но неизбежную вещь.

Постсоветская модель политического устройства Латвии подошла к своему логическому завершению. Дальнейшее существование этой модели невозможно. Она может быть либо реформирована, либо разрушена. Нынешняя латвийская государственность имеет переходную форму, которая не может существовать вечно. Чтобы ни говорили официальные эксперты и политологи о преемственности с первой латвийской республикой, для всех очевидно, что Латвия выходила из состава СССР как обычная союзная республика. И поэтому она несла на себе отпечаток советской политической системы. В этом смысле Латвия мало чем отличалась от других постсоветских государств. Как следствие, Латвия законсервировала в своем государственном устройстве некоторые советские черты, выгодные новой политической элите. Прежде всего, это касалось системы межнациональных отношений, построенных на принципе приоритета титульной нации союзной республики. При этой системе титульная нация обладала определенными привилегиями в отношении жителей республики других национальностей.

Введенная еще большевиками при создании СССР, эта система имела глубоко русофобскую сущность, была направлена на расчленение русской нации и ее подчинение диктату национальных меньшинств. Данная система межнациональных отношений привела к монополизации власти в союзных республиках этническими бюрократиями. Эта система сохраняется в Латвии и по сей день. Советское поколение русских жителей Латвии было готово признавать такое устройство межнациональных отношений, так оно олицетворяло в их глазах советскую политику, близкую им по духу и воспитанию. Однако к настоящему моменту в Латвии уже выросло новое поколение людей, воспитанных на европейских демократических ценностях и не признающих законность такого государственного устройства. Прежде всего, это касается русской молодежи, не желающей мириться со старыми порядками и готовой бороться за их отмену. Поэтому систему межнациональных отношений в Латвии придется так или иначе менять.

Следует также учитывать внешнеполитический аспект проблемы. До последнего времени политическая дискриминация русского населения Латвии отвечала геополитическим интересам НАТО и Евросоюза. Это позволяло латышской элите игнорировать требования о переустройстве системы межнациональных отношений по европейскому образцу. Однако в последние несколько лет ситуация изменилась. Евроатлантическая цивилизация оказалась в глубоком кризисе, прежде всего, экономическом, но также духовном и ценностном. Ее влияние в мире стало ослабевать. Налицо кризис системы отношений в Евросоюзе. НАТО также переживает не лучшие времена. США вынуждены сворачивать свое военное присутствие за рубежом. Збигнев Бжезинский уже прямо пишет о том, что «на кону - безопасность соседних государств Балтии, особенно Латвии». А поскольку под «безопасностью» он понимает американское доминирование, то тут он, конечно, прав.

На этом фоне ресурсов давления на Россию у Запада все меньше, и реально противостоять росту влияния Москвы на постсоветском пространстве он уже не может. С другой стороны, ведущие европейские державы – Германия и Франция, все более рассматривают Москву как партнера в преодолении экономического кризиса в Евросоюзе и создании нового посткризисного устройства мира. И они готовы платить за это определенную цену, включая перераспределение сфер интересов в Европе.

Где то вдали, у самой линии горизонта вновь замаячил призрак пакта «Риббентропа-Молотова». Такому развитию событий пытаются помешать англо-саксонские державы, но единства действий в отношении России у Запада уже нет. А следовательно, уже нет и прежней степени поддержки антирусской политики прибалтийских элит. Примечательно в этой связи, что даже посол США в Латвии Джудит Гербер вынуждена была заявить, что референдум о статусе русского языка – «проявление демократии». С другой стороны, за 20 лет независимого существования латвийского государства этнократический режим так и не смог добиться ни ассимиляции, ни интеграции, ни вытеснения русского населения за пределы страны. Вообще, русские эмигранты неплохо ассимилируются в странах «дальнего зарубежья», пожалуй даже лучше, чем многие другие эмигранты. Это видимо связано, с тем, что русские, уезжающие в «дальнее зарубежье», признают, что они приехали в гости и должны подстраиваться под те правила игры, которые там существуют. Совсем другое дело – русские общины на постсоветском пространстве. Там русские совершенно справедливо считают эти страны своей родиной, в развитие которых вложен и их личный вклад и вклад их предков. Поэтому они требуют уважения своих прав и интересов и участия в формировании «правил игры» в этих странах. То есть прав – на полноценное участие в управлении этими государствами, наряду с титульным этносом. В этих условиях попытки властей проводить ассимиляторскую политику встречаются в штыки и приводят к прямо противоположному результату.

Что касается политики «интеграции», официально провозглашенной латвийскими властями, то она провалилась по вине самих же властей. Ибо не может быть интеграции, основанной на неравноправных отношениях, когда «интегрируемые» оказываются разделенными на людей первого сорта (латыши) и второго сорта (русские). Последним гвоздем в гроб политики «интеграции» по-латвийски стала эпопея по формированию нынешнего правительства Латвии. Тогда стало совершенно ясно, что представители русской общины не будут допущены в правительство ни при каких обстоятельствах, как бы они ни демонстрировали свою лояльность Латвии, как бы ни «разоружались перед партией». То есть нынешняя латышская элита послала ясный сигнал, что латвийские русские не будут иметь права принимать участия в управлении государством, что это – прерогатива исключительно латышей. И именно после этого сигнала возмущенные русские пошли и массово подписались за референдум о статусе русского языка.

Также оказалась безрезультатной и политика вытеснения русских за пределы Латвии. Более того, эта политика стала обоюдоострым оружием и ударила по самим латышам. Ведь русские (великороссы, украинцы и белорусы) – это работники, занятые в производственной сфере и сфере услуг. Они – производители общественного продукта и источник налогов в казану. Их вытеснение вело к падению производства, нехватке квалифицированных кадров, закрытию предприятий и как следствие, к безработице и эмиграции среди самих латышей. Причем большинство русских выехало из Латвии еще до 2000 года, скорее всего, еще до развала СССР или в первые годы после этого. Так, в 1989 -2000 гг. число русских в Латвии уменьшилось на 219873 человек, а в 2000-2010 гг. – на 112236 человек, то есть почти в два раза меньше.

У латышей же наблюдается прямо противоположная тенденция. В 1989-1990 гг. численность латышского населения уменьшилась всего на 17 тыс. человек, в то время как в 2000 – 2010 гг. – на 35773 человек, то есть почти в два раза больше. В итоге, при общем уменьшении численности населения, этнический баланс между латышской и русской общинами изменился незначительно. Если в 1989 г. русские составляли 41.86%, то в 2010 г. 33.48% населения Латвии.

Таким образом, в прошедшие 20 лет уехали именно те русские, кто менее всего ассоциировал себя с Латвией и менее всего считал ее своей родиной. К настоящему моменту этот ресурс уже исчерпан и среди русских стала преобладать экономическая эмиграция. А этот процесс затрагивает латышей в не меньшей степени, чем русских. Причем латышская эмиграция особенно возросла в последние годы в связи с мировым экономическим кризисом. И если экстраполировать нынешнюю демографическую динамику в будущее, то можно предположить, что к 2015 году сокращение русского и латышского населения уравняется.

Поэтому уже сейчас можно говорить о том, что русское население Латвии превратилось в устойчивую этническую общность, которая никуда не исчезнет и будет оставаться важнейшим элементом латвийского общества и латвийской политики на десятилетия вперед. И если до референдума о русском языке эта общность вела себя достаточно пассивно, то сейчас она взбунтовалась и намерена во весь голос заявить о своих правах. Это поставило перед властями Латвии очень серьезный вопрос о том, как дальше выстраивать отношения с русской общиной. И похоже первой реакцией на это стала попытка загнать русских «обратно в стоило», деморализовать, вернуть в изначальное покорное состояние. А для этого, как считают власти, необходимо, чтобы на референдуме против русского языка проголосовало подавляющее большинство латышей. То есть, по-существу, власти сделали ставку на консервацию нынешней модели межнациональных отношений. Но это у них, вряд ли, получится. Вырвавшегося из бутылки джина уже нельзя загнать обратно. Принудить русских к покорности не удастся. На место забитого советского человека пришла русская молодежь, имеющая демократические взгляды. Они уже не намерены считаться с мифами официальной пропаганды и будут активно отстаивать свои права.

Поэтому латышским властям впору задуматься об изменениях в политике. Пора признать, что Латвия – трехобщинное государство, включающее в себя латышей, латгальцев и русских. Все три общины внесли значительный вклад в становление латвийской культуры, экономики, инфраструктуры, и следовательно, должны иметь равные права в сфере государственного управления, предпринимательства, образования и культурного развития, в том числе в области использования родного языка. Примером такого, государства для Латвии может служить Швейцарская конфедерация, где в мире и согласии живут три национальный общины – германская, французская и итальянская. Каждая из них вносит достойный вклад в развитие своей страны.

Альтернативой трехобщинной системе в Латвии может быть только система апартеида, построенная на подавлении не только русских, но и латгальцев, со стороны этнических латышей. А это – прямой путь к гражданской войне. Поэтому заняв бескомпромиссную, конфронтационную позицию по отношению к русской общине, нынешняя латвийская элита загоняет себя и всю страну в политический тупик. В долговременном плане эта политика превратит Латвию в подобие Косово или Ливана. И никакое НАТО тут не поможет, ибо Россия не допустит «гуманитарных» бомбардировок русского населения, тем более, вблизи своих границ. В итоге возникнет либо крупный региональный конфликт, где Латвия окажется полем боя, либо страна просто распадется на этнические анклавы – русские, латышские и латгальские, которые окажутся под контролем миротворческих сил ООН. Разве такую судьбу желают себе и своей стране латышские избиратели?

Поэтому, придя на референдум 18 февраля, латыши должны задуматься о том, куда их ведет нынешнее руководство страны? Следует ли жертвовать своим будущим и будущим своих детей ради сохранения у власти полностью обанкротившейся элиты? Ведь на референдуме, по существу, будет решаться вопрос о дальнейших отношениях между русскими и латышами. И если латыши последуют призывам своего правительства и проголосуют против русского языка, то они пошлют негативный сигнал всем русским Латвии. Это будет сигнал о том, что латыши рассматривают русских как врагов, конфронтация с которыми неизбежна. В этом случае будущее Латвии незавидно.

Естественно встает вопрос, не лучше ли продемонстрировать, свое желание жить в мире и дружбе с русскими согражданами и вместе строить процветающую независимую Латвию? А для этого, может быть, следует решиться на принципиальный и смелый шаг – пойти и проголосовать на референдуме за русский язык. Это сразу бы изменило всю политическую ситуацию в Латвии и привело бы к долговременным благоприятным последствиям. Сразу бы улучшилась психологическая атмосфера в обществе. Русские и латыши перестали бы относится друг к другу с подозрением. Возникли бы условия для сотрудничества двух общин в интересах развития страны. Русская община смогла бы задействовать свое влияние в России и СНГ для расширения торговли, привлечения инвестиций и туристов, для совместных экономических проектов. Правительство Домбровскиса ушло бы в отставку. Состоялись бы новые выборы, которые позволили бы сформировать коалиционное правительство с участием «Центра согласия». Изменилась бы экономическая политика: от режима жесткой экономии Латвия перешла бы к кейнсианской модели развития. Улучшились бы условия для производства, предпринимательской деятельности, сократилась бы безработица, начало бы расти благосостояние граждан. Латвия превратилась бы в реальный мост между Востоком и Западом, в важный транзитный пункт для товаров, услуг и капитала.

Но по-видимому, этот – сценарий слишком хорош, чтобы он мог реализоваться. Ему противостоят очень влиятельные круги внутри Латвии, которые связали свою карьеру и политическое будущее с сохранением конфронтации между латышской и русской общинами. За 20 лет своего пребывания у власти они смогли навязать латышской части общества определенные стереотипы и мифы, которые не удастся преодолеть в одночасье. Поэтому голосование большинства латышей за русский язык представляется чем то из области фантастики. Но как уже отмечалось у латышского избирателя есть и третий вариант поведения – бойкот референдума. В этом случае за русский язык проголосует более половины пришедших на референдум, но менее половины от списочного состава избирателей.

В этом случае латышские избиратели пошлют два сигнала, один сигнал – русской общине, другой – собственному правительству. Сигнал русской общине будет означать, что латыши не готовы помогать ей проталкивать государственный статус русского языка, но также не намерены поддерживать антирусскую политику правящей элиты. Это будет сигнал о том, что русских друзьями они еще не считают, но также не считают и врагами. Второй сигнал латышских избирателей будет послан латышской элите. И это будет сигнал о необходимости смены курса, о необходимости отказа от конфронтации с русской общиной, о желательности выработки компромиссных решений по статусу русского языка и участия русской общины в управлении государством. Такой исход референдума, в принципе, оставляет Латвии перспективы для благоприятного развития, хотя и притормозит позитивные процессы.

Так что, слово – за рядовыми латышскими избирателями. Сейчас – один из редких случаев в истории, когда от них многое зависит. Остается надеяться, что они примут правильное решение.

_ *Михаил Владимирович Александров Заведующий отделом Прибалтики Института стран СНГ_

МАТЕРИК

Комментарии 16
beats by dre5 лет назад
Good article, thank you for sharing, and contributed a lot of useful information beats by dre
AL5 лет назад
Прочитал статью полностью (обычно бывает достаточно заголовка). Хороший и понятный анализ. Но это надо читать нашим братьям латышам.
Nick5 лет назад
а вот нам русским в Латвии и нужно ее перевести для "наших" латышей."

Поддерживаю. Думаю, автор не будет возражать.