Зачем нужны неграждане (7)

Политика | 3 декабря 2012 года, 10:12

Чтобы напомнить Совету Европы и другим международным организациями, что проблема неграждан не только не решена, но и даже "зацементирована", достаточно пары простых массовых акций, которые, очевидно, и собирается организовать создаваемый Конгресс неграждан.

Любое временное решение, как только оно становится внешне комфортным, превращается в ловушку. Как с фиолетовыми паспортами. Латвийское общество идет в тупик, но мы ведем себя в соответствии со своей современной жизненной позицией: делаем вид, что ничего не замечаем.

"Создавая" постоянных жителей Латвии без гражданства (решение "О восстановлении прав граждан Латвийской Республики и правилах натурализации" от 15 октября 1991 года), Верховный совет еще мог себе позволить огромную роскошь, который нам остается лишь позавидовать, — отложить решение им же созданной проблемы. Вряд ли законодатели осознанно создали негражданство как постоянный институт и гарант латышской Латвии. Насколько я помню, ВС казалось, что решение найдется позже или проблема "рассосется". Например, неграждане сами позаботятся о том, чтобы исчезнуть из латвийского общества. Как мы видим, люди с фиолетовыми паспортами за два десятилетия ничего особенного не предприняли. Они не эмигрировали, не взяли российское гражданство, не пошли на массовую натурализацию. Извините, но "аллиенсы" даже не потрудились вымереть, как кое-кто рассчитывал.

Среди нас по-прежнему живут 300 000 человек со слишком затянувшимся временным юридическим статусом. Постепенно мы, общность граждан, "выклевали" из их среды отдельные примеры, выгодные государству (или политической элите). Чиновники с европейскими манерами, адвокаты, клерки, преподаватели, статные офицеры и суровые полицейские, успешные спортсмены и, разумеется, банкиры, включая двух бывших "парексократов". То, что осталось, кажется государству и обществу лишь инертной, бесформенной и бесполезной массой. При этом мы надменно полагаем, что и совершенно безвредной, раз она не допущена к урнам.

Для латышской правой политики и латышской части общества эта ситуация кажется комфортной, поэтому ее нужно законсервировать. Поэтому правила хорошего тона требуют от "настоящих патриотов Латвии" не видеть ни проблемы, ни самих неграждан. К тому же, казалось, что и сами "фиолетовые паспорта" чувствуют себя в этом статусе комфортно. По-моему, безгражданство — это проблема, которую должны были бы решать прежде всего сами неграждане. Поэтому их прежние громкие жалобы казались мне фальшивыми. Но на смену жалобам пришло "замораживание" статуса. А это уже социально опасно, это не борьба за гражданские права. Поэтому государство, которое создало проблему, должно срочно найти решение.

Сейчас неграждане представляют собой крупный политический объект, который при хорошем управлении может превратиться в субъект и организоваться, например, для протестов, как во время школьной реформы. Масса людей будет ловить кайф от мести государству, которое сделало их жителями более низкого сорта. Им терять нечего, статус неграждан у них не отнимут.

Автоматическая натурализация, "нулевой вариант" — это один из демонов для латышской части латвийской нации, "держателя контрольного пакета власти" (как в начале 1990-х говорил активист Народного фронта и Latvijas ceļš Андрей Пантелеев). Но чем больше власть тянет, тем больше риск. Неграждане — это временная проблема латвийской демократии, которая существует уже третий десяток лет и кажется очень затянувшейся. Время работало на Татьяну Жданок, Владимира Линдермана и Елизавету Кривцову. Чтобы напомнить Совету Европы и другим международным организациями, что эта латвийская проблема не только не решена, но и даже "зацементирована", достаточно пары простых массовых акций, которые, очевидно, и собирается организовать создаваемый Конгресс неграждан.

Каждому ясно, что политики и дипломаты из Латвии, страны ЕС и НАТО, не могут публично признать: "Знаете, большинство нации совершенно устраивает status quo, а если вы, навязчивые западники, не верите, мы можем устроить референдум и доказать это цифрами! Поэтому мы сохраним институт неграждан на веки вечные, или хотя бы до тех пор, пока будет жив хоть один обладатель фиолетового паспорта!"

Референдум о "нулевом варианте" и организованные попытки неграждан напомнить о себе могут вызвать политическую цепную реакцию. Это приведет к международному давлению, чтобы Латвии быстро (и в болезненной для себя форме) разрубила узел. Для политической активности неграждан будет благоприятный фон — в 2014 году Рига станет культурной столицей Европы, в 2015 году Латвия будет президентствовать в ЕС.

Конечно, при международном давлении государство может избежать автоматического обмена фиолетовых паспортов на красные. Для этого надо учесть прежние рекомендации и "обновить" безгражданство до уровня Эстонии (undetermined citizenship). Это будет означать расширение круга избирателей в самоуправлениях и, конечно, крах мечты о латышской Риге. Уверен, что в июне следующего года она рухнет даже без undetermined citizenship. Об этом позаботятся сами мечтатели, которые с бессмысленной надменностью предлагают в мэры гернгутеровскую принцессу Сармите Элерте с губами, сжатыми в хронической нетерпимости, которая, похоже, готовая очистить недостаточно североевропейский город "огнем и мечом".

Нам, народу Латвии и его представителям, стоит разобраться, в чем смысл существования неграждан и института безгражданства. Зачем нам в течение 20 лет нужна была созданная государством и обществом (в том числе мною) масса людей, которую мы считаем чуждой, враждебной и опасной? Если сказать жестче — внутренним врагом. Неужели мы все эти годы в самоубийственной одержимости "взращивали" общину неграждан, чтобы она в один момент одолела нас как нацию, унизила Латвию? Как я уже сказал, для организованных неграждан это будет не сложно.

Или они нужны нам как удобный противник, которого легко одолеть? Например, чтобы при необходимости сплотить латышей вокруг власти. Звучит смело, но одно дело — болтать, а другое — выпачкать руки. Конечно, вербального героизма в латвийской политике хватает. Национальное объединение публично продемонстрировало готовность не только сохранить, но и увеличить число неграждан, отнимая красные паспорта у тех, кого правительство признает нелояльными государству. Прежний министр юстиции Гайдис Берзиньш, "героический борец против жидовской алчности" (по мнению некоторых), весной на "международной конференции" упорно требовал вернуть довоенную практику — лишать гражданства просто решением Кабмина. И все апологеты "законности" смирно выслушивали дурость партнера по коалиции.

В конце концов, стенания в связи с прекращением советской практики указывания национальности в паспорте, связаны с надеждой, что однажды появится возможность рассортировать народ Латвии по разным категориям. Но даже самые смелые речи прекратятся в том момент, когда Брюссель или Вашингтон нахмурит брови. Или у спонсора Национального объединения возникнут проблемы с российской визой.

Конечно, ответ на вопрос, зачем нужны неграждане, весьма банален (и потому вреден для национального самосознания). Они нужны просто так. Чтобы у нас было ощущение ложного превосходства, будто кто-то все-таки ниже нас. Посетителей модного ночного клуба (совсем как в баре "Мальвина" советских времен) радует мысль, что они попали внутрь, а остальные торчат снаружи, чтобы так и не пройти "фейсконтроль". У нас таким образом закрепляется национальное "эго".

И все же нация должна понимать, что цементирование временных решений ведет к тому, что мы ощущаем себя, действуем и существуем как временное государство. Читатель, не спрашивай меня, что надо делать. Это я надеюсь услышать от Тебя.

Источник: rus.delfi.lv.

Комментарии 7
Canadec5 лет назад
Ну почему на хутора? Уж лучше сразу в концлагеря.
Так сказать "окончательное решение ...кого вопроса."
Canadec5 лет назад
не с кем
Тан Тин5 лет назад
Латыш Лемешонокс подменяет понятия. Проблема негражданства это не проблема только лишь " латышской Латвии" и неграждан. Лемешонокс умалчивает о русских гражданах Латвии.
2-й референдум инициировали именно граждане и в основном русские. Такие, например, как я. Для меня латыш гораздо более чужд чем негражданин. Мой соотечественник - это русский негр., а не латыш.Захватчики половину моего народа отстранили от власти, попытались разделить нас на две части.От захватчиков надо избавиться, отправить обратно на хутора. Нуль-гражданство лишь один из способов.Но есть и другие.