Позавидовать Жанне Фриске (2)

Культура | 24 января 2014 года, 16:15

—Я даже не помню ее в лицо, — сказал президент «Русфонда» Лев Сергеевич Амбиндер, когда позвонили с Первого канала и попросили помочь собирать деньги на лечение Жанны Фриске.

Впрочем, вопрос, как выглядит Жанна Фриске, не обсуждался ввиду очевидной его несущественности. Обсуждался вопрос, можем ли мы ответить согласием нашим партнерам Первому каналу, если они просят кому-то там из их сотрудников помочь.

У нас как раз шло понедельничное совещание — трехчасовой еженедельный разбор полетов, планы на будущее и все такое. Мы отвлеклись ненадолго и быстро порешили, что, конечно, Первому каналу поможем. Аргументы были следующие:

Первый канал — это наши партнеры. Если кто-то из наших партнеров, друзей и даже конкурентов заболел, мы всегда помогаем.

Когда человек тяжело болеет, никак толком помочь нельзя, можно только собрать деньги. И это не так глупо, потому что такая болезнь, как рак, способна развеять по ветру любые не то что сбережения, а даже и состояния.

Первый канал сам собирать деньги не может. У него нет отработанных механизмов для сбора денег, а у нас в «Русфонде» есть. Первому каналу пришлось бы платить с собранных денег тридцатипроцентный налог, а «Русфонд» как благотворительная организация от налога на прибыль освобожден, поскольку не имеет прибыли.

В сборе денег на лечение популярной певицы, возможно, поучаствуют люди, которые прежде никогда не жертвовали на благотворительность. И возможно, некоторым понравится, они останутся и будут помогать впредь нашим больным детям.

Все излишки денег, которые не понадобятся на лечение Жанны, будут направлены на лечение детей «Русфонда». А излишков, когда собираешь деньги с помощью телевизора, всегда остается втрое.

Что тут было обсуждать. Мы обменялись этими аргументами минут за пять и ответили Первому каналу согласием. И до вечера я забыл про это, пока не вернулся домой и не открыл фейсбук.

А там, оказывается, нас журили. Пользователи социальных сетей писали, оказывается, что у Жанны Фриске есть дом за миллион долларов, и поэтому не надо ей помогать. (Подумаешь, у меня тоже есть квартира за миллион долларов, и это не очень большая квартира в не очень престижном районе.) Еще писали, что «Русфонду» следовало бы помогать не богатой и успешной Жанне Фриске, а бедным и безвестным. (Как будто мы решили помочь Жанне Фриске вместо того, чтобы помогать бедным и безвестным. Как будто бедные и безвестные в связи с тем, что мы собираем деньги Жанне Фриске, получат не больше помощи, а меньше.)

И я, конечно, знал, что зависть есть главное чувство, движущее пользователями социальных сетей. Но я и представить себе не мог, что люди ухитрятся позавидовать Жанне Фриске. Позавидовать! Жанне! Фриске! Сейчас! Это не укладывается у меня в голове.

Хотя должно бы укладываться. Мы в «Русфонде» собираем деньги для больных детей пятнадцать лет. За это время сборы выросли в сотни тысяч раз. Собрали 140 миллионов долларов. Но было несколько скандалов. Однажды нас ругали за то, что мы собирали деньги больной девочке, у папы которой была старенькая «Тойота». Другой раз нас ругали за то, что мы собирали деньги смертельно больному мальчику, которому старшая сестра пообещала, если он выздоровеет, отвезти его в «Диснейленд». Третий раз нас ругали за то, что девочка, которой мы собирали деньги, на фотографии была в золотых сережках. Люди не стеснялись прям так и писать: пусть продадут «Тойоту», пусть не поедут в «Диснейленд», пусть снесут в скупку золотые сережки.

Я, конечно, злился как черт, читая эти комментарии, но утешал себя мыслью, что их пишут не те, совсем не те люди, которые жертвуют деньги больным детям.

Валерий Панюшкин, колумнист

snob.ru

Комментарии 2
юрий3 года назад
это стыдно на эти деньги можно помочь сотням детей а у жанны много друзей-небедных такой массированной акции для детей я не видел
ааа3 года назад
Вы вдумайтесь в формулировку: ОСТАВШИЕСЯ ОТ ЖАННЫ ДЕНЬГИ ПОЙДУТ НА ЛЕЧЕНИЕ ДЕТЕЙ. Господа журналисты, прочие труженики СМИ, вы хоть немного задумывайтесь о том, что и как вы формулируете, тем более в таком деликатном деле. Своими писульками и оборотами речи вы способны любое доброе дело изгадить. Хоть чему-то вас должны были учить и институтах. Хотя, как можно научить корректности и такту. Тем более, теперь такие понятия не в моде.