Целились в Путина, а попали в производителей шпрот? (4)

Экономика | 11 июня 2015 года, 15:06

Россия запретила ввозить латвийские шпроты из-за издевательств в Риге над куклой, похожей на Путина. Такое заявление сделал глава правления рыбного предприятия «Brīvais Vilnis» Арнольд Бабрис в эфире радио Baltkom. Прав ли бизнесмен?

Парадокс, но, на наш взгляд, Арнольд Бабрис и прав и не прав одновременно.

BaltNews.lv уже сообщал, что Россия запретила ввоз в свою страну латвийских шпрот. Мотивируется это россиянами так: в консервах обнаружены вредные вещества. Производители это отрицают и усматривают в действиях России политические мотивы. Не станем сейчас анализировать предположение, что этот запрет обоснован, а слова латвийских производственников — лишь попытка оправдаться. Допустим, они правы и их продукция не заслуживает стоп-крана. В чем же тогда причина запрета?

Арнольд Бабрис указал в радиопередаче: «По крайней мере не плюйте в нашу сторону — такова позиция России. Она там сама разбирается с Америкой, поэтому не надо к ним лезть. Если у нас политики бегут впереди паровоза, нечего удивляться, что такие санкции будут. А если говорят, что это не Путин… Ну вот кто-то сделает куклу, похожую на Мурниеце, и скажет, что это не Мурниеце, но все и так всё поймут».

Напомним, что во дворе бывшего здания КГБ в Риге была установлена инсталляция, изображающая фигуру распятого Путина, и каждый желающий мог вбить в нее гвоздь. Бесспорно, с этой выставкой связано немало вопросов. Например, остается неясным, что хотел сказать автор инсталляции, если учесть, что люди распинали не только куклу, похожую на Путина, но и парой тысячелетий раньше — Иисуса Христа. И крест после этого стал весьма определенным символом.

Как известно, в связи с этой историей российский МИД направил латвийскому МИДу ноту протеста.

Как гипотезу, могу допустить, что этот случай осложнил латвийско-российские экономические отношения. Вот только остается вопрос, а почему деятель искусства эту инсталляцию создал, и почему латвийские чиновники не возражали? Возможно, они не только творцы пропаганды, но и ее жертвы..

Задумаемся, что передают о России в последнее время латышские государственные телеканалы? Если не считать сообщений о спорте и погоде, то почти исключительно негативное. Как это влияет на телезрителей? Для того, чтобы на выставке в фигуру человека, сильно похожего на Путина, втыкали гвозди, нужно, чтобы были желающие это делать.

А что говорят политики? Буквально вчера новоизбранный президент Раймонд Вейонис говорил на Латвийском телевидении о «животрепещущей» проблеме: как должно вести себя население Латвии в случае военного нападения. Можно, конечно, исходить из того, что нынешний министр обороны и будущий президент говорил о «гипотетическом» нападении, а не о российском. (Точно так же, как можно говорить, будто распятая фигура в бывшем здании КГБ изображением Путина не являлась.) Однако вряд ли господин Вейонис имел в виду угрозу нападения, к примеру, эстонской армии.

Идеи о том, что Россия может вторгнуться в Латвию, распространяется чуть ли ни каждый день. Когда такое слышишь регулярно, то кому-то вполне может захотеться не только в куклу, похожую на Путина, гвозди втыкать! И ситуация с выставкой в бывшем здании КГБ, думается, не причина, а следствие.

Парадоксально, но нынешняя ситуация очень напоминает происходившее в Средние века, чуть более 500 лет назад. Тогда между Москвой и Великим княжеством литовским (большинство жителей которого составляли славяне) шла борьба за русский город Смоленск. В Москве считали, что раз город русский, значит, и должен русскими контролироваться. Из Вильнюса отвечали: «Наш город и нечего вам пытаться незаконно границы менять!» А руководитель Ливонии, магистр Вальтер фон Плеттенберг боялся… русского вторжения. Никаких объективных оснований для этого не было. Даже, если он считал русских некими иррациональными агрессорами, всё равно стоило бы учесть: еще не были присоединены к Москве Псков, Смоленск, Рязань, а татары Золотой орды и Казани совершали набеги, уводя русских в рабство тысячами. Словом, даже если и хотел бы Великий князь московский зачем-то вторгнуться в Ливонию, дел у него было столько, что не до Ливонии москвичам десятки лет должно было быть.

Возможно, магистр фон Плеттенберг испугался того, что буквально на его глазах московская Русь из раздробленного конгломерата княжеств стала постепенно превращаться в единое и потому сильное государство. Что же, у страха как известно, глаза велики, но стоит ли им руководствоваться в политике?

Магистр Вальтер фон Плеттенберг ввел против России экономические санкции. Причем, запретил продавать на Русь не только лошадей, оружие, металл, но и, к примеру, металлическую посуду (а вдруг переплавят тысячу кружек и произведут пушку!). Когда же, два близких родственника (Великий князь Литвы был зятем московского князя) стали воевать за Смоленск, магистр Ливонского ордена начал войну на стороне литовцев. То ли завладеть большой добычей и прославиться хотел, то ли и впрямь так русских боялся… Прославиться и пропиариться получилось — еще в начале ХХ века в Риге имелась улица Плеттенбергская. Однако выиграть войну не удалось.

Когда наступил мир, купцы ливонских городов стали требовать от фон Плеттенберга восстановить торговлю с русскими. Но возмущенный поведением магистра, вмешавшегося в чужую войну, московский князь только усиливал санкции. Оказалось, что Русь может торговать с Западом и без «балтийского моста». Что мир велик и на Риге с Таллином свет клином не сошелся!

Прошло более 10 лет после подписания мирного договора, а санкции продолжали действовать. Последствия их ощущаются до сих пор! Дело в том, что ливонский «Запад» (то есть Рига) вел торговлю по Даугаве с обитателями Великого княжества литовского и от сложных отношений с Россией почти не пострадал. А вот Таллину, Дерпту (Тарту), Нарве не повезло. И это стало одной из причин того, почему сегодня территория Старой Риги по площади во много раз превышает площадь Старого Таллина…

Стоит ли повторять ошибки Средневековья, бежать впереди паровоза, нагнетая обстановку? В конце концов, главный интерес Латвии — как не остаться без населения, которое продолжает стремительно уменьшаться. И можно согласиться с Арнольдом Бабрисом, когда тот возмущается, что его коллектив страдает из-за чьих-то антироссийских жестов. Вот только в нашумевшей ли выставке корни проблемы?

Можно оценивать ситуацию через призму страха, как это делал фон Плеттенберг. А можно, действовать совсем иначе. Опираясь на здравый смысл.

BaltNews.lv

Комментарии 4
morjak612 года назад
Автор справедливо призывает латышскую "элиту" опираться на "ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ". Но тут есть проблема находящиеся у власти, если не все, то подавляющее большинство, думают НЕ О БЛАГЕ СТРАНЫ,а о СЕБЕ ГОРЯЧО ЛЮБИМОМ, отсюда многие беды, а, кроме того, отсутствие конкуренции и вопиющее отсутствие профессионализма,в ходу ИСКАЖЕННЫЙ, якобы тезис В. Ленина, о кухарке, которая МОЖЕТ управлять государством. Что бы претендовать на какую либо мало - мальскую должность в стране надо иметь диплом, знания, знать государственный язык...Для того что бы занимать ВЫСШИЕ ДОЛЖНОСТИ НАДО СОСТОЯТЬ В ПРАВЯЩЕЙ ПАРТИИ (или около неё), иметь подходящую национальность и мало-мальски знать язык. Из страха потерять должность обязательно в эти условиях 999 человек из тысячи будут согласны на ЛЮБОЕ действие.
Alex2 года назад
Вот вот,такие " плетенберги" у нас кругом,и здравый смысл,это не их кредо.Их кредо урвать сегодня,сейчас.Тот же банкир-президент,урвал себе на распродаже латвийских земель неплохую пенсию,а сегодня с трагическим лицом вещает,что Латвии осталось 10 лет.Плеттенбергов полно,уровнем выше,ниже.С генами,за 500 лет эта зараза потихоньку возродилась опять...
Лариса Гаман2 года назад
Совершенно согласна с автором, что нагнетание истерии в обществе отрицательно сказывается на всех. Надо задать себе вопросы: Кому это нужно? Для чего это нужно? Мирным жителям уж точно не нужно! Нам здесь жить, работать и ...значить дружить.
1