О необходимости игры со звездами

Наука | 11 марта 2016 года, 13:52

На днях журналисты радио Baltkom Андрей Лешкевич и Вадим Родионов взяли интервью у одного из разработчиков Большого адронного коллайдера, сотрудника CERNа Майкла Корациноса, а 9 марта вышла cпециальная программа с обсуждением этого интервью, в котором участвовал и квантовый физик Вячеслав Кащеев, а так же автор этих строк.

Когда речь идет о фундаментальной науке, очень часто возникают вопросы - не слишком ли дорогое это удовольствие — тратить миллиарды на то, что бы физики могли удовлетворить свое любопытство? Нужно ли нам всем знать, какая элементарная частица отвечает за массу? И при этом строить огромный прибор стоимостью более 7 миллиардов долларов? Есть ли смысл вообще задумываться о природе мироздания?

Удивительная штука — люди в развитых странах буквально обложились гаджетами, создание которых было бы невозможно без труда многих тысяч физиков, химиков, инженеров на протяжении десятилетий. И каждая деталь этих телевизоров, планшетов, смартфонов — это финал длинного пути развития, в начале которого лежит теория, затем бесконечные эксперименты, и лишь потом — получение какого то практического результата.

То, что сегодня кажется привычным еще 30 лет назад было мечтой, а 70 лет назад — фундаментальными научными исследованиями, о которых современники тоже говорили - «зачем они нужны».

Тот же Большой адронный коллайдер — это прибор, который не только позволит нам понять как устроена и как работает Вселенная, но и позволит создать системы практического назначения — например для удаления злокачественных опухолей. Мы даже пока что не знаем всех возможностей, которые открывает перед нами владение потоками заряженных частиц высоких энергий — но что то обязательно обнаружится. Великий Ньютон сравнивал себя с мальчиком, который бегает по берегу океана и собирает разные камушки и ракушки — и обнаруживает, например, что ракушки красиво поют...

Как ни странно, у высокой науки нет на самом деле конфликта с религией. Как заметил Майкл Корацинос, они не пересекаются, так как наука занимается наблюдаемым миром, а религия — моралью, создаваемой людьми. Хотя научные открытия могут здорово влиять на восприятие мира религиозными людьми и атеистами. Например, почему такое внимание уделяется изучению Марса? Задумайтесь — наши роботы уже нашли там воду, следы озер и морей, но пока чего то не хватает... Не хватает жизни, или следов жизни.

Что будет, если мы найдём следы жизни, и выясниться что это принципиально другая форма её организации, не такая как на Земле. Тогда логично заключить, что везде жизнь зарождается сама по себе, и следовательно, Творец как бы и не нужен в такой системе. А если там будет найдена жизнь, такая же как на Земле? В тот день упьются от восторга сторонники панспермии, полагающие, что жизнь во всей Вселенной унифицирована, и разносится как споры, от планеты к планете. Правда, сторонники Творца скажут, что как раз споры он и создал. Ну и наконец — если на Марсе вообще не будет никакой жизни, и её следов. Почему тогда она не зародилась при наличии воды, тепла и света? Или она не зарождается сама по себе, и Творец всё таки есть? А тогда откуда он — из нашей Вселенной, или из какой либо другой...

Для мира науки «бог» - это то, что пока нами не познано. Всего несколько сот лет назад всё человечество было уверено, что молнии — это инструменты высших сил. Об источнике энергии Солнца мы не знали еще 100 лет назад. Процесс познания мира идет непрерывно. И каждое новое открытие позволяет нам увидеть себя со стороны...

8 марта можно было услышать, как мужчины называли своих подруг «звёздочками»... Они были недалеки от истины. Все что есть вокруг нас — родилось в пламени взрыва сверхновой звезды. Каждый атом нашего тела — это результат термоядерной реакции. Каждая пылинка, капелька. В стакане воды, который вы пьёте те же атомы, что облегчали жажду динозавров. Мало того — мы все можем проследить свою родословную на сотни миллионов лет в прошлое, на миллиарды — и попытаться понять, как появилось то, что является предком всех нас — людей, слонов, плесени и тюльпанов.

Наука учит нас толерантности. Ну разве не смешно, что люди говорящие на родственных языках с пеной у рта пытаются доказать что они разные, тогда как с точки зрения генетики жаба в соседнем огороде — наш прямой собрат

Поняв как мы развиваемся мы можем лучше понять, как будем реагировать за различные внешние воздействия. Медицина и биология, геология и астрофизика — всё это связано в удивительный неразрывный клубок.

Однако на пути познания есть много ловушек. Ложные теории, которые по сути являются фантазиями их авторов способны увести людей на опасную тропу несбыточных надежд. Такое тоже бывало в истории, и будет. Поэтому так важно изучать мир, пользуясь проверенными подходами и принципами. И поэтому важно рассказывать о науке, которая изучает окружающий нас мир, а по сути — она изучает нас самих, ведь мы его неотъемлемая часть.

Комментарии