А пойдемте на кладбище. К Цветаевой

Эксклюзив | 1 сентября 2016 года, 10:53

Последний день календарного лета этого года - 75 лет с той трагической даты, когда в заповедной Елабуге ушла из жизни великий русский поэт Марина Цветаева. Накануне там прошли мероприятия памяти – теперь там музей, библиотека, настоящий культурный центр… Ровно четверть века назад я неожиданно оказался в этом дремучем уголке России, но ничего, связанного с Цветаевой, там не обнаружил – только могила, да и то неизвестно, именно тут ли она похоронена?

Неисповедимы пути Господни. В 1991 году, по окончании строительного техникума, поехал работать на знаменитый завод «КАМаз» в Набережных Челнах. Как я шутил с коллегами-строителями: «Крыли крыши огромного завода двигателей битумом. И матом». По тем временам зарабатывали очень большие деньги. Современный новый город, тоска невероятная. Событие – приезжала Пугачева, выступала на местном стадионе.

А напротив – Елабуга. Когда я об этом узнал, уговорил ребят из своей бригады в один из выходных дней переехать через Каму. Сели в «рафик» и поехали по мосту Камской ГЭС – ощущение, когда едешь по рабочей плотине и ее всю трясет, незабываемое. Переехали и… попали в иной мир. Классическая русская провинция, хотя номинально город находится в Татарстане. Мне кажется, что я так и не заметил тогда ни одного трехэтажного дома – сплошь деревянные постройки в один-два этажа. И даже на центральной улице вдруг видишь, как спокойно рядом с горожанами прогуливаются куры и петух.

Простая красота, хорошая погода. Коллеги взяли по пиву. И все вместе пошли в музей художника Шишкина. Того самого, что корабельную рощу и медвежат живописал в Елабуге. Памятник классику в полный рост. Тишина. Там еще оказался и музей Дуровой. Той самой, про которую снимали фильм «Гусарская баллада». Бюст героине Отечественной войны 1812 года – суровый мужеский профиль.

«Ребята, пойдемте на кладбище к Цветаевой». Коллеги идти туда не хотели – сколько можно «окультуриваться»? Они желали в выходной посидеть на улице и выпить пивка – ненаказуемо. «Ребята, быть в Елабуге и не пойти к Цветаевой – это…» «Это все равно, что переспать с женщиной и не поиметь ее», - дружески спошлил один из моих спутников. Но мы пошли, узнавая у прохожих дорогу. В какой-то момент мы оказались у достаточно высокого холма, по которому струилась маленькая протоптанная дорожка, идущая в вышину, к кладбищенской калитке. И мы туда пошли, Петропавловский погост.

фото

Как только зашли в калитку, сразу же направо – надгробие. То ли временное (тогда готовились к 50-летию со дня скорбной годовщины), то ли что? В виде открытой белой книги. Где точно похоронена Марина Ивановна, не знает никто. Говорят, когда после ссылки приехала на могилу к сестре Анастасия Цветаева, она привела с собой старушку-ясновидящую. Она прошла через эту калитку и посохом стукнула по земле: «Тут!» Затем Анастасия Ивановна притащила на этот холм крест с надписью: «В этой стороне кладбища похоронена Марина Ивановна Цветаева».

Красивый край. На самом деле – тоска смертная. И как представить то отчаяние, которое испытала 31 августа 1941 года Марина? Жара, война… Муж в тюрьме, сын на фронте. Работы нет. 26 августа она написала заявление о приеме на работу судомойкой в столовую Литфонда. Что должна была испытать представительница «голубой кости», дочь знаменитого основателя музея искусств на московской Волхонке? Столичная штучка, чаровавшая посетителей волошинского дома в Коктебеле. Прожившая весомую часть жизни в Париже и Берлине.

Через пять дней пришла в дом, где арендовала угол и в сенях совершила страшное – повесилась. Даже фартук не сняла. В кармане фартука нашли записную книжку – это сейчас самый ценный экспонат дома-музея Цветаевой. По ней ежегодно служат заупокойную официальные представители православной церкви, хотя по самоубийцам служить не принято. Думаю, она прощена. А вот прощены ли мы – неизвестно.

Спускаясь с холма, я рассказал коллегам немного о Цветаевой, о ее последних днях. Потом долго шли молча и каждый думал о своем - думается, что о главном.

Пресс-фото.

Комментарии