М.О.Ж. позовем Фрейда на ВНЖ? (1)

Культура | 10 октября 2016 года, 09:25

Искусство – страшная сила. После того, как накануне на ночь глядя в рамках кинофестиваля «Большой Кристап» показали ужасный фильм (в смысле, «фильм ужасов») «М.О.Ж» Аика Карапетяна, я перестал пить, курить и заниматься случайным сексом. В общем, держался на этом пути, ведущем к чему-то прекрасному, уже почти полсуток, но утром произошло опять ужасное, и я сорвался!

Сперва ужасная подробность. В действительности «М.О.Ж.» создан уже два года назад, но тогда на национальный киносмотр лента по различным причинам не успела. Вряд ли она станет сейчас обладателем Гран-при, поскольку впереди мощными локомотивами несутся уже отмеченные на различных кинофестах ленты «Запорошенные пеплом», «Аусма», «Я здесь». Ну, и флаг им в руки. Впрочем, что-то «М.О.Ж.» должен получить - хотя бы за отличную работу звукорежиссера. Все эти потрескивания в тишине половиц, движения кресла, вздохи, ахи и шумы. В общем, идет, идет по особняку убийца с ледорубом и другими жуткими инструментами, дабы сотворить свое нехитрое и страшное дело а потом завернуть трупы в целлофан.

Скажу даже больше: по сути, это вообще дебютный фильм получившего в последние годы известность славного режиссера, постращавшего недавно в Опере наш бомонд премьерой своего страшного «Фауста» Гуно. Но опять же – фильм вышел на экраны позднее аиковского же «Люди там», который многими, так уж исторически сложилось, и считается первым фильмом Карапетяна. В общем, вся эта неразбериха - только прелюдия к кошмару.

Коротко о сюжете. Он, как вы понимаете, ужасен. Идут по порту рабочие, их увольняют в количестве более, чем двухсот человек. Действительно, что для многих из нас может быть ужаснее увольнения? Только смерть. Тут, кстати, Аик чуть ли не провидец – фильм задумывался еще до того, как тысячи людей потеряли работу в многострадальном «Лиепаяс металлургс», который теперь многие справедливо именуют «Лиепаяс металМургс» (в переводе с латышского – «лиепайский металлический ужас»). «Ничего, прорвемся!», - доносится голос рабочего в оранжевом жакете. Чтобы вас не томить, сразу же расшифруем, что такое «М.О.Ж» - это мужчина в оранжевом жакете», который потом будет носиться по особняку, резать, душить и творить разные другие неприятности. «У каждого свой оранжевый человек», - вежливо сообщили перед сеансом создатели жуткой киноленты.

А дальше начинается ужасные вещи – то ли реальность, то ли сон. Председатель правления порта засыпает с юной дамой в своем особняке. Переживает: «Я сегодня лишил работы сто семей!» «Ничего, отдохнешь в Италии!», - говорит прекрасная дива. Отдых отменяется – шаги, шумы, скрипы, ледоруб в голове миллионера, кровушка на постельном белье, крики дамочки, погоня по апартаментам, мама, роди меня обратно. Ну, и девушку тоже прикончили.

71-минутный фильм разбит на четыре части. Четыре версии кошмарного развития ситуации? Или четыре ужасных момента одного нескончаемого ужаса работника, который поселился в особняке, представляет себя в образе миллионера, смотрит на старинный портрет, напивается до чертиков, за ним начинают гоняться то ли духи хозяев, то ли еще кто-то. Кстати, ужасы – в обрамлении «Меланхолического вальса» Эмиля Дарзиньша и оперной музыки. Ну, понятно, что любовь к опере – тоже своего рода маньячество сплошное. Но потом и девочки-проститутки, невозможность заняться сексом с ними пьяному, легкие извращения, триста латов за ужасные услуги – и нежнейшие поцелуй в щечку маньяка в финале проститутской сцены. Короче, в любом случае, все это очень плохо кончается, конечно – почти все умерли, мужчина в оранжевом жакете прежде всего.

Ничего особенного кошмарного для тех, кто видел «Любовников Розмари» Поланского и «Сияние» Кубрика, здесь нет. Понятно, что эта кровь на мертвецах Аика пахнет клубничным вареньем и кофе (именно из этого кровь и «изготавливали»). Но помимо поклона классикам жанра в этом фильме есть и свое, неамериканское направление. В общем, это что-то сродни «Преступлению и наказанию» Достоевского. Армянин Аик в душе русский мятущийся интеллигент и, разумеется, что это ужасно.

Предваряя фильм, добрейший кинокритик Виктор Фрейбергс зловеще сказал, что выхода из кинотеатра нет, он закрыл все двери, ну, а если что, то «не пугайтесь потом людей в оранжевом на улице Барона». В одиннадцать вечера распахнулись ворота кинотеатра, люди выходили в ночь. Одна девушка хохотала, не очень истерически, но Фрейд бы ею все равно заинтересовался. Улицу Барона я перешел без происшествий. По дороге домой проанализировал фильм и вывел для себя мораль: сколько можно выпивать, курить и заниматься внебрачным сексом? «Пора заканчивать!»

Утром сорвался. Пошел в кафе, а продавщица пирожков пожаловалась, что ее мужу-строителю не выплачивают зарплату. «Это не страна, а УЖАС какой-то!», - сказала она. Я вздрогнул! И в это время в окне появилась фигура художника Соломона. С привычной сигареткой в руках. О ужас, он заметил меня. О кошмар, он улыбнулся мне. И глазами ласково показал: «Выходи, покурим…» И что с этим делать – не ведаю, позовите Фрейда!

Комментарии 1
игорь10 месяцев назад
супер!