Хранитель «мешков» КГБ ищет другую работу

Центр документирования последствий тоталитаризма, который в нашей стране отвечает за хранение «мешков» КГБ, потерял свою значимость для политиков и государства. Так считает его директор Индулис Залите, который уже подыскивает новое место работы. Велика вероятность того, что вслед за руководителем отправятся и его подчиненные, в то время как сама структура может быть ликвидирована. Что при этом станет с «мешками», до сих пор неизвестно, пишет сегодня «Телеграф».

Пока хранением архивов КГБ занимается целая структура — Центр документирования последствий тоталитаризма, подведомственный Бюро по защите Сатверсме. Как признался начальник центра Индулис Залите, никаких других функций его организация на данный момент не выполняет, она не проводит исследовательской деятельности, не пишет научные работы. Его сотрудники впятером просто хранят сомнительного содержания список, за что все пятеро получают зарплату из бюджета.

Хранение тайн страны, которой больше нет, может, дело и нужное, только вот стоит ли оно пяти зарплат в ситуации жесткой экономии? Может быть, тайна «мешков» КГБ действительно заслуживает такого трепетного отношения? Как бы не так. Проведя опрос латвийских политиков, Телеграф выяснил, что эти «мешки» сегодня уже никого не интересуют — даже в качестве предвыборных манипуляций.

«Думаю, их надо сжечь и забыть, — считает экс-президент Латвии Гунтис Улманис. — Это уже совершенно архаический вопрос, его десять раз кантовали туда-сюда. Открывать их невыгодно ни государству, ни обществу, ни народу, выгодно только отдельным демагогам. Эти „мешки“ либо сожгут, либо забудут».

«Тема про открывание-закрывание „мешков“ появляется каждый раз перед выборами, — сказала глава партии Гражданский союз Сандра Калниете. — Это совершенно искусственные дебаты, которые нужны только для того, чтобы отвлечь народ от реальных проблем, например, экономических. Когда-то я даже писала письмо президенту Улманису с просьбой поспособствовать их рассекречиванию, а теперь думаю, что это не имеет смысла. Слишком много времени прошло».

Глава Комиссии Сейма по национальной безопасности Дзинтарс Яунджейкарс тоже считает проблему угасшей, а «мешки» — делом неактуальным. «Я не думаю, что в их открытии был бы смысл, — считает он. — С момента независимости прошло 15 лет, большая часть причастных людей уже умерли.

К тому же все нормальные документы давно переехали в Москву. Что касается самих списков, то их можно просто сдать в архив — как и другие классифицированные материалы».

Государство потеряло интерес к материалам КГБ, считает глава Центра документирования последствий тоталитаризма Индулис Залите. Да и сам он готов податься на поиски новой работы. «Я решил поменять профиль, наметки уже появились, — признается он. — Сейчас к истории советского периода большой интерес, правда, исходит он в основном из Европы. А в Латвии, судя по всему, его нет — ни у политиков, ни у государства, ни у общества. Что касается судьбы „мешков“ и самого центра, то этот вопрос в руках политиков. Но лично мне кажется, что необходимости в структуре, которая занимается исключительно хранением этих документов, нет».

С идеей ликвидации Центра документирования последствий тоталитаризма согласен и член Комиссии Сейма по национальной безопасности Андрей Клементьев. «Конечно, эти „мешки“ давно устарели, к тому же, как нам кажется, в них уже давно покопались. Их надо сдать в госархив, а необходимости в отдельной институции, на мой взгляд, давно нет. Если есть возможность сэкономить, то надо экономить», — считает Клементьев.

Что касается Бюро по защите Сатверсме, которое отвечает за деятельность центра, то оно пока не смогло рассказать Телеграфу о дальнейшей судьбе подведомственной инстанции. Зато его представительница Ивета Маура поделилась планами экономии на будущий год. «Бюро по защите Сатверсме сконцентрирует ресурсы на выполнении основных функций: разведке, контрразведке, охране секретов государства, а также классифицированной информации ЕС и НАТО», — сказала Ивета Маура.

Комментарии