Латвийцы получали анонимки о радиационной угрозе

Авария на АЭС в Словении и противоречивая информация о ЧП на Ленинградской АЭС вскрыли слабые места латвийской системы оповещения. Из-за дефицита официальной информации по стране поползли пугающие слухи. Многие жители Латвии получили электронные письма, в которых сообщалось, что «власти скрывают правду об авариях на АЭС...» При этом предлагалось переслать это письмо своим знакомым. До массовой паники дело не дошло, но поволноваться такие сообщения заставили многих. Тем временем официальные лица хранили молчание.

По информации газеты «„Телеграф“», на протяжении нескольких дней на электронные почтовые ящики жителей Латвии приходили анонимные письма на латышском языке с советом выпить по 8 капель йода на стакан молока, потому что со стороны Санкт-Петербурга дует ветер и несет к нам радиацию. Автор доверительно сообщал, что «он получил доступ к конфиденциальной информации», которую «СМИ замалчивают». При этом доброхот успокаивал: «Утечка ядерного топлива небольшая, но осторожность не помешает».

Эти письма упали на благодатную почву: вечером в среду из Брюсселя во все страны ЕС поступила предупредительная информация о произошедшей на атомной электростанции в Словении аварии. Как позже выяснилось, тревога была напрасной, однако событие получило в Евросоюзе большой резонанс. Впервые была приведена в действие система оперативного оповещения, созданная еще в 1987 году после аварии на Чернобыльской АЭС.

Глава Латвийского центра радиационной безопасности Андрейс Салминьш, в пришедшем из Еврокомиссии сообщении предлагалось обратить особое внимание на мониторинг радиационного фона в стране, что и было сделано. Однако ни одна из 15 мониторинговых станций, расположенных в Латвии, не зафиксировала повышения уровня радиации. Не было ничего обнаружено и в других европейских странах.

«Авария, случившаяся в Кршко, по принятой классификации опасности, соответствует нулевой отметке, так что поводов для беспокойства нет, — заверил „Телеграф“ Андрейс Салминьш. — Даже для самих жителей Словении нет никакой угрозы, не говоря уже о Латвии, которая находится более чем в 1300 километрах от этой атомной электростанции. Думаю, что такой резонанс это событие получило из-за не совсем корректного перевода сообщения, пришедшего из Брюсселя. Слово alert средства массовой информации трактовали исключительно как „тревога“, хотя на самом деле речь шла лишь о предупреждении».

Досадную ошибку совершили и сами словенцы, первоначально разославшие сообщения в соседние страны, где говорилось о необычной обстановке на АЭС в связи с учебной тревогой. Позже в послании, направленном в Брюссель, слово «учебная» уже отсутствовало. Это обстоятельство вызвало особое непонимание со стороны Австрии, посчитавшей подобную ошибку возмутительной.

Тем не менее вчера окончательно стало ясно, что авария в Кршко не представляет серьезной угрозы и что из-за нее не стоило поднимать столько шума. Однако некоторые европейские специалисты по атомной энергетике считают, что лучше громко рассказать о маленькой проблеме, нежели замолчать что-то серьезное.

В этой связи возникает вопрос: почему никто не разъяснил населению характер угрозы? Не успокоил, в конце концов? И вообще, готова ли наша система оповещения к подобным ситуациям?

По словам Майгура Ладбаржса, система оповещения населения в Латвии в случае опасности довольно проста. Сначала специальное сообщение, объясняющее суть ЧП и содержащее рекомендации для людей, отсылается на телевидение и радио, а затем включаются звуковые сирены, которые имеются практически во всех городах страны. Предполагается, что человек, услышав вой сирены, должен немедленно включить радио или телевизор и все узнать.

Руководитель Управления ГО согласился, что существующая система оповещения уязвима. Например, в небольших населенных пунктах отсутствуют сирены. Хорошо бы обеспечить дублирующую систему оповещения, например, посредством рассылки эсэмэсок, как это принято в некоторых западных странах, но на это нет денег. «Есть у нас такая идея — оповещать население посредством рассылки SMS-сообщений, но ее реализация зависит от финансирования, — пояснил Ладбаржс. — Пока этот вопрос остается открытым».

Комментарии