Оппозиция настаивает на расследовании ДТП с участием Шкеле

Экс-министр юстиции Солвита Аболтиня (Новое время) уверена, что Госполиция обязана провести тщательное расследование с наездом на дорожного полицейского, который осуществил основатель Народной партии Андрис Шкеле.

Об этом пишет сегодня газета «Телеграф»

Напомним, что скандальное ДТП случилось вечером 30 мая у моста через Гаую, в Рижском районе недалеко от Адажи. У Таллинского шоссе столкнулись два автомобиля, что вызвало серьезную пробку. Пока рядовые автомобилисты стояли в заторе, рядовой член Народной партии Андрис Шкеле, который очень спешил домой, решил объехать скопление машин по обочине. Однако Шкеле не заметил регулировавшего движение дорожного полицейского: в итоге автомобиль экс-премьера сбил человека в форме. В изложении этой части истории расхождений ни у кого нет.

По информации «Телеграфа» у происшествия несколько версий. «Полицейский получил незначительные травмы, — уверяет представитель пресс-службы Госполиции Сигита Пилдава. — Автомобиль его немножко задел, претензий к водителю не было». А вот очевидец происшествия, поделившийся своими наблюдениями на портале Diena.lv, утверждает, что речь идет не о «немножко задел», а о «подбросил в воздух». Женщина сообщает о «полицейском полосатом жилете, летящем по воздуху». После столкновения страж порядка начал сильно хромать, однако когда он увидел удостоверение сбившего его водителя, беспокойства на его лице только прибавилось. По словам очевидца, заглянув в документы нарушителя, все находившиеся на месте аварии стражи порядка начали судорожно звонить по мобильным телефонам.

По словам начальника Рижской полиции порядка Александра Букевича, в этих звонках нет ничего странного. «Может, они звонили в „Скорую помощь“, — разъясняет он. — Полицейский сам вызвал „скорую“, потому что ему положено так делать — в случае конфликта или аварии. Однако, когда машина приехала, человек отказался от госпитализации, телесные повреждения констатированы не были. Наезда на полицейского тоже не было, назовем это так: машина до него дотронулась. Сам дорожный полицейский квалифицировал нарушение как агрессивную езду — за что водитель наказан административно».

Собеседник издания утверждает, что для начала уголовного процесса может быть только две причины: либо заявление от потерпевшего, либо телесные повреждения как минимум средней тяжести, то есть хотя бы перелом. А поскольку не было ни того, ни другого, то и для начала уголовного процесса оснований нет. Правда, г-н Букевич не смог объяснить, каким образом было констатировано отсутствие телесных повреждений. По его словам, сбитый полицейский сам пришел к такому выводу.

Информация, опубликованная ранее агентством LETA со ссылкой на программу Neka personiga, говорит о другом сценарии событий: якобы виновник инцидента Шкеле и пострадавший полицейский пришли к соглашению, в результате чего страж порядка отказался от заявления, а сам Шкеле остался безнаказанным. «Подобное соглашение действительно может быть, но только уже после того, как начат уголовный процесс. Оно не может быть заключено так быстро и на месте, — считает экс-министр юстиции Солвита Аболтиня. — На мой взгляд, процесс должен был быть начат даже без заявления со стороны пострадавшего. Но ведь надо помнить, кто заведует Министерством внутренних дел — Народная партия, причем как раз те люди, которые близки к Шкеле». По словам Солвиты Аболтини, дело с аварией Шкеле подозрительно настолько, что в ситуацию должна вмешаться прокуратура — единственная инстанция, которая по закону имеет на это право.

Комментарии