NRA: госязык стал "камнем преткновения" в деле Лембергса

фото

Политика | 19 декабря 2011 года, 09:01

Из протоколов предварительного допроса так называемого дела Лембергса следует, что еще летом 2006 года миллионер Олег Степанов отлично знал латышский язык. Однако, когда уголовный процесс дошел до суда, он внезапно все забыл, поэтому пришлось пригласить двух переводчиков. Об этом пишет издание Neatkarīgā.

Возможно и другое объяснение – в 2006 году у Степанова были весьма доверительные отношения с прокурорами, поэтому на многих процессах не было нужды в услугах переводчиков и адвокатов.

Когда в конце сентября миллионера начали допрашивать, ничего не указывало на то, что государственный язык выявит предвзятость обвинения, пишет газета.

Соблюдение закона о государственном языке уже в первые дни допросов вызвало много проблем. Были приглашены два переводчика. Но специфическая терминология бизнеса сбивала переводчиков с толку.

Суд был вынужден взять перерыв, чтобы решить как лучше провести допрос. Участников процесса призвали медленнее говорить и использовать предложения простых конструкций, чтобы переводчики могли справиться со сложным текстом.

Наблюдателям со стороны и участникам процесса происходящее в зале иногда становилось совершенно непонятным и мучительным. Казалось, что присутствующие в зале временами впадали в транс.

В самом начале всех допросов Степанов пытался продемонстрировать, что он понимает все заданные по-латышски вопросы, кроме того, он также выразил готовность дать короткий ответ на латышском языке. Тем не менее, после первых неудачных попыток суд, как и сам Степанов, признал, что ответы, все-таки, ему лучше давать на русском языке. Ситуация поменялась, когда допрос начал Лембергс со своим адвокатом Раймондом Крастиньшем. Тут Степанов полностью перешел на русский язык. Его тактика понятна - суд на допрос установил временные рамки, поэтому перевод был нецелесообразен. К тому же, при переводе сложных фраз зачастую создавалась путаница, которая еще больше затягивала процесс.

В предпоследний день допросов адвокат Крастиньш пытался выяснить у Степанова причины радикальных противоречий между тем, что свидетель говорил во время досудебного следствия и на суде. При демонстрации досудебных протоколов судья Борисс Гейманс внезапно заметил, что в них не указан переводчик. Это может свидетельствовать лишь об одном - что на досудебном процессе Степанов давал показания на чистом латышском языке. Однако, прокурор пояснил судье, что с латышским языком Степанову помог его адвокат. Тем не менее, при дальнейшем изучении уголовного дела судья отметил тот факт, что Степанова не только допрашивали без переводчика, но также и без участия адвоката. При этом внятных объяснений от свидетеля и прокуроров судья не добился.

Открывшиеся обстоятельства пошатнули доверие к свидетелю, поэтому прокуроры попросили о времени для дополнительных вопросов. На вопрос о том, понимал ли Степанов, что он подписывал после дачи показаний на досудебном процессе, свидетель ответил утвердительно.

По информации издания, из протоколов допроса ясно, что Степанова во время досудебного расследования допрашивал прокурор Андис Межсаргс. Например, из протокола от 19 июня 2006 года ясно, что в допросе участие принимали лишь двое - прокурор и свидетель. Без переводчика и адвоката. Как газете пояснили знающие люди, возможно, прокурор Степанову принес уже готовый заполненный протокол допроса, который осталось только подписать.

Издание также отмечает особую встречу в кафе гостиницы "Ридзене" 9 июля 2006 года прокурора Межсаргса с проходящими по делу Лембергса миллионерами Степановым и Олафом Беркисом. На встрече предприниматели Межсаргсу передали какую-то папку. Интересным является тот факт, что на следующий же день после этой встречи Лембергса выдвинули кандидатом на должность премьер-министра от Союза "зеленых" и крестьян, а ему, соответственно, было выдвинуто обвинение в тяжких преступлениях. Обвинение было составлено с грубыми ошибками, что свидетельствует о большой спешке в прокурорской работе. При этом уже через пару недель Степанов стал давать показания на прекрасном латышском языке - без адвоката и переводчика.

4 октября этого года газета задала Степанову вопрос о той встрече в "Ридзене" и содержании папки. Степанов на разговор не пошел, но упомянул, что инициатором встречи был его бизнес-партнер Беркис.

фото: ibnlive.in.com; belmarket.by

Комментарии