Кризис заставил премьера вспомнить о своей нефти

Похоже, экономические потрясения заставили премьера Ивара Годманиса по-новому взглянуть на географический потенциал страны. Не сумев найти в бюджете средств для повышения зарплат бюджетникам, глава правительства потребовал от Министерства экономики провести тщательное исследование возможностей использования латвийского континентального шельфа, пишет сегодня «Телеграф». Что может интересовать премьера на дне Балтийского моря? Эксперты едины во мнении — перспективы нефтедобычи. По самым примерным подсчетам, близ латвийско-литовской границы могут залегать запасы порядка 100 млн. т черного золота, а в перерасчете по рыночным ценам — это 73,3 млрд. долларов.

О том, что на шельфе в территориальных водах Латвии есть нефть, говорилось давно и много. Были получены и вещественные доказательства в виде легендарной скважины с нефтью Е6, пробуренной в конце 1970-х. Однако в годы советской власти заниматься превращением Прибалтики в Кувейт сочли нецелесообразным по причине наличия на территории Союза более крупных месторождений.

Как рассказал доктор геологических наук и почетный доктор Латвийской академии наук Астрид Фрейманис, правительство независимой Латвии вопросом нефтедобычи поначалу тоже интересовалось весьма активно. В 1996 году при Кабинете министров была создана специальная экспертная группа, которая за несколько лет разработала полный пакет документов, включая поправки к законам, необходимые для того, чтобы начать в территориальных водах Латвии разведку и нефтедобычу. «По заказу правительства Шкеле мы подготовили детальную концепцию, но ее никто не читал. Правительство ушло в отставку, а нашу группу, в состав которой входили ведущие специалисты-геологи, вскоре просто расформировали», — вспоминает Фрейманис, который и был руководителем группы.

Между тем все подсчеты, проводимые параллельно исследователями разных стран, показывают, что нефть в территориальных водах Латвии действительно есть. По различным оценкам, на дне Балтики может находиться порядка 200 млн. т нефти. Учитывая, что свои разработки и нефтедобычу уже ведут россияне, поляки и литовцы, в «ничейном» состоянии, по мнению Фрейманиса, сейчас может находиться порядка 100 млн. т. Если из этого объема удастся освоить хотя бы половину, речь идет о миллиардах долларов. «В свое время мы рассчитывали, что даже при минимальных запасах доход государства от нефтедобычи составил бы 2—3 миллиарда долларов, причем за условие бралась тогдашняя цена — 18 долларов за баррель», — говорит Фрейманис.

Теперь же, когда нефтяные котировки превышают 100 долларов за баррель, тема возможного присутствия в Балтийском море крупных углеводородных месторождений приобретает новое звучание. Но есть две загвоздки: финансовая и правовая. Причем, как ни парадоксально, вопрос, где взять деньги, решается гораздо проще.

Желающие инвестировать в нефтедобывающий бизнес действительно есть. За последние четыре года Минэкономики Латвии выдало с десяток лицензий на добычу углеводородов, в том числе и на латвийском шельфе. Но активным разработкам мешает отсутствие ясности в вопросе права собственности. Наиболее перспективный квадрат пролегает аккурат в зоне латвийско-литовской границы, споры о которой длятся уже 15 лет.

Глава парламентской Комиссии по иностранным делам Андрис Берзиньш (ЛПП/ЛЦ) в беседе с Телеграфом признал, что единственная причина, почему Латвия и Литва до сих пор не ратифицировали договор о морской границе, — это нефть, а точнее, разногласия о том, кому возможные месторождения должны принадлежать. «Теоретически, этот вопрос может быть открытым еще долгое время. Поскольку обе страны являются членами Евросоюза, формально острой необходимости в подобном соглашении нет. Хотя не исключаю, что к обсуждению могут вернуться,» — заметил Берзиньш.

В латвийском МИДе Телеграфу подтвердили, что вопрос о ратификации находится в повестке латвийско-литовского диалога, однако конкретных сроков завершения переговоров не назвали.

«Для того чтобы пробурить скважину на 1 километр, нужно потратить 1 миллион долларов. Ни один инвестор не будет вкладывать миллионы в дорогостоящие исследования, если он не знает точно, какой стране месторождение принадлежит», — сказал депутат Сейма Дзинтарс Закис. По его мнению, пока руководство соседствующих стран не договорится о разделении будущих ресурсов, нефтедобывающие магнаты вряд ли будут всерьез изучать вариант с Латвией. В свою очередь другой представитель Народно-хозяйственной комиссии, депутат от фракции ЗаПЧЕЛ Юрий Соколовский рисует прямо противоположный сценарий: как только появится реальный претендент с реальными деньгами, переговоры вмиг возобновятся. «Когда несколько лет назад интерес к нефтедобыче в Балтийском море проявила одна американская компания, в парламенте разгорелась настоящая истерия. Но, видимо, инвестор соскочил, и договор вновь стал не нужен», — напомнил он.

У геологов на этот счет есть собственная версия. «Я очень долго думал, почему наши политики не хотят развивать такой прибыльный бизнес, который приносил бы государству миллиарды, — размышляет Астрид Фрейманис. — И объяснение у меня только одно: весь процесс от начала разработки до добычи первой тонны займет 6—7 лет, а созыв Сейма у нас длится только 4 года».

Комментарии