Руководитель рижской стройуправы не согласен с заключением по Золитудской трагедии (1)

Руководитель Рижского строительного управления Ингус Вирцавс считает, что его включение в список лиц, которые несут моральную и политическую ответственность за золитудскую трагедию, не имеет каких-либо логических обоснований и, "возможно, это сделано с той целью, чтобы были основания включить в список председателя Рижской думы Нила Ушакова".

Комментируя документ, Вирцавс подчеркнул, что руководитель строительного управления не является выборным чиновником, дума не определяет политику и не издает нормативные акты в области строительства.

"Я не являюсь членом ни одной политической партии. Включение моей фамилии в окончательное заключение как политически ответственного лица свидетельствует об общем качестве работы комиссии", - заявил руководитель строительного управления.

По словам Вирцавса, из заключительного документа комиссии следует, что регулирующая строительство нормативная система была неэффективной и раздробленной, и этому способствовал действующий закон о госуправлении и другие нормативные акты.

Таким образом, комиссия указала, что само государство разработало и утвердило несовершенные нормативные акты, но ответственность за это должно взять на себя самоуправление Риги, так как оно эти нормативные акты выполняло.

"Подобные противоречивые выводы комиссии не выдерживают критики и демонстрируют неспособность или нежелание членов комиссии вникать в реальную ситуацию, чтобы окончательное заключение действительно стало вкладом в упорядочивание строительной отрасли", - заявил Вирцавс.

Парламентская комиссия по расследованию золитудской трагедии 27 октября утвердила текст окончательного заключения, в котором упомянуты лица, несущие за трагедию моральную и политическую ответственность.

В окончательном заключении комиссии названы тогдашний премьер-министр Валдис Домбровскис, бывшие министры экономики Артис Кампарс и Даниэль Павлютс, бывшие госсекретари Минэкономики Анрийс Матисс и Юрис Пуце, мэр Риги Нил Ушаков и руководитель Рижского строительного управления Ингус Вирцавс.

В резюме к 80-страничному заключению среди прочего указано, что комиссия, проанализировав несовершенства в работе государственных, муниципальных учреждений и в нормативном регулировании, пришла к выводу, что политика этих учреждений в сфере строительства привела к трагедии.

После ликвидации Государственной строительной инспекции в стране значительно уменьшился контроль над строительством и возможности реализации единой государственной политики. Контроль государства над строительством был восстановлен только после трагедии, когда было создано Государственное бюро по контролю над строительством.

Система надзора за строительством в Рижском самоуправлении была неэффективной и раздробленной, существовавшая система сертификации специалистов и изделий не способствовала безопасному строительству, а в нормативных актах был ряд недочетов, говорится в документе.

Комиссия сформулировала ряд предложений по улучшению работы государственных и муниципальных учреждений. По ее мнению, должен быть разработан документ по планированию политики строительства, приняты поправки к закону о строительстве, усилены требования к эксплуатации построек, повышена ответственность участников строительства на всем протяжении процесса.

фото NRA

Комментарии 1
Поддерживаю.1 год назад
Конечно система - ни к чёрту, но люди сами стали скотами, не думающими и не за что не отвечающими.
В первую очередь виноваты те, кто вначале сэкономил на фермах, а потом и на болтах. Во вторую те, кто видя ущербность конструкции не отказался от её монтажа. В третью те, кто брусчатку в одно место сложили. В четвёрту те, кто не смотря систематические срабатывания сигнализации не провели проверку сдания. В пятую те, кто не смотря на сигнал тревоги не провели эвакуацию.
А имена выше перечисленных, даже не фигурируют в качестве обвиняемых, увы. А эта "политическая ответственность" - дерьмо собачье, ни мэр, ни премьер, ни глава строй управы не обязаны лично, каждый болт проверять.
А то, что люди способны так поступать, как поступили при строительстве той максимы, говорит о том, что общество очень тяжело больно.