Иснер: в конце матча я практически бредил

фото

Спорт | 25 июня 2010 года, 13:55

Джон Иснер, победивший Николя Майю в 11-часовом матче в первом круге Уимблдона-2010, оценил свой вклад в историю тенниса и рассказал о тяжелейших испытаниях этого трёхдневного марафона.

Ничем не примечательный на первый взгляд матч между Джоном Иснером и Николя Майю начинался совсем прозаично. Первый раунд Уимблдона, далеко не Центральный корт, средние теннисисты. Однако в итоге встреча вошла в историю спорта как самая продолжительная за все времена.

Три дня, 11 с лишним часов чистого игрового времени, 138 геймов только в пятой партии, больше 200 эйсов на двоих…

Наконец победа досталась 205-сантиметровому Иснеру.

Американский гигант на пресс-конференции рассказал об этом фантастическом событии, отметил прозорливость своего тренера и подсчитал, сколько же бананов он съел по ходу поединка.

— Джон, матч растянулся на три дня. Как вам спалось перед последним из них? Кошмары не мучили?

— Честно говоря, когда я уходил с корта во второй раз при счёте 59:59 в пятом сете и после 10 часов игры, то думал, что сплю. Не представлял, что такой матч возможен, и очень хотел, чтобы это на самом деле оказалось сном.

Но всё происходило в реальности. Перед третьим днём борьбы я спал от силы часа четыре. Говорил с Николя: он спал ещё меньше.

— Матч в какие-то моменты казался сумасшедшим и сюрреалистичным. Как вы чувствовали себя по ходу встречи, особенно в пятой партии?

— Когда шёл второй день матча, я совсем потерялся в мыслях. Произошло это примерно при счёте 25:25. Думать я не мог. Просто подавал и старался завершить атаку "виннерсом" с удобной руки. К счастью, подача у меня проходила.

Соперник тоже не сдавался, хотя казалось, что после восьми часов битвы это нереально.

На третий день я выходил на корт, понимая, что отыграем мы максимум 20 геймов. Кто-то должен был сделать брейк.

— По ходу пятого сета вы зачастую вскидывали руки вверх, не понимая, что ещё можно сделать для победы. Верно?

— Да. Подавал я феноменально, но Майю ни в чём мне не уступал. Мы не могли друг друга сломить, поэтому с психологической точки зрения было очень тяжело.

Я пытался убедить себя не переживать и надеялся на его промах. Наконец удача повернулась ко мне лицом.

— Почему матч получился таким долгим?

— Я не могу объяснить. Мы оба отлично подавали, в этом главная особенность. Но даже в таком случае трудно представить себе, как пятый сет не прервался на 40 геймах. Я счастлив, что удалось принять участие в такой встрече, хотя устал страшно.

— В какой-то момент вы жалели, что пятая партия на Уимблдоне не играется в формате тай-брейка?

— Да, при счёте 20:20.

— Удалось подсчитать, что со второго сета в этом матче 167 геймов прошли подряд без брейка. Это невероятно, не правда ли?

— Точно. Мы с Николя отлично подавали, а вот на приёме хорошо действовать не получалось. На травяных кортах подобное случается, но, конечно, не в таких масштабах.

— Стоит ли Уимблдону перейти на формат тай-брейка в пятом сете?

— Нет. Не думаю, что такой матч повторится в будущем. Даже близко ничего подобного не произойдёт.

— Матч завершился. Как оцените ваше место в теннисной истории? Каковы ощущения от того, что вас долго будут помнить из-за этой встречи?

— Это прекрасное достижение, которое всегда будет принадлежать мне и Николя. Раньше мы с ним даже не разговаривали, а теперь, встречаясь в раздевалке, мы обязательно пообщаемся. Хорошо, что я сыграл именно этот матч.

— Теннисистам важно быть физически и психологически сильными личностями. После такого матча вы, наверное, можете быть уверены в собственных способностях?

— Да, особенно психологически. С точки зрения физической формы я знаю, что готов неплохо. Много времени уделял тренировкам в Тампе, даже пропустил турнир в Истбурне, чтобы подойти в оптимальном состоянии к Уимблдону.

Во Флориде очень жарко и высокая влажность, так что это пошло мне на пользу. Я стал выносливее.

Верите или нет, но мой тренер перед соревнованиями сказал мне, что теперь я готов играть хоть 10 часов подряд. Он оказался прав.

— Как вы считаете, зрителям запомнится качество показанной вами и Николя игры? Или они будут помнить только рекордный характер поединка?

— Играли мы неплохо, но последние три-четыре часа весь теннис состоял из "виннерсов". Не представляете, как я устал, поэтому сфокусироваться было невероятно трудно. Наверное, помнить всё же будут длительность встречи.

— Как другие теннисисты отреагировали на ваш фантастический матч?

— В раздевалке все хотели похлопать меня по спине и пожать руку.

— В конце второго дня матча вы едва стояли на ногах, правда?

— Да, я практически бредил. Меня лихорадило. Вообще я хотел продолжать встречу, когда её прервали во второй раз из-за темноты. Не знаю, почему я этого желал, ведь Майю выглядел свежее.

Наверное, мне хотелось поскорее это закончить. Не хотел спать с таким грузом.

— Расскажите, что вы делали после завершения встречи? Какие процедуры прошли? Ледяную ванну? Или отправились обедать?

— Я выпил специальный восстановительный коктейль, чтобы восстановить баланс углеводов. Тренер принёс в раздевалку спагетти, мясо, но есть я не мог.

Потом принял ледяную ванну, и лишь после этого поел. А ещё Энди Роддик, верите или нет, принёс нам с тренером разной еды. Три пиццы, жареных цыплят, помидоров.

— Можете когда-нибудь пересмотреть запись встречи?

— Почему бы и нет. Если мой сосед по комнате записал матч на диск, наверное, вскоре посмотрю.

— Расскажите о последнем гейме. Помните, как вам удался победный удар?

— У меня появилась неплохая возможность после того, как соперник немного ошибся с ударом. И я её использовал. Как правило, на матч-пойнте на приёме любой теннисист старается не ошибиться. Мне это удалось.

— Можете примерно подсчитать, сколько бананов вы съели по ходу матча с Майю и бутылок воды выпили за три дня?

— У меня было всего три банана и 12 плиток энергетических шоколадок. Плюс 30-40 бутылок воды.

— Сколько футболок сменили?

— В Лондоне не очень высокая влажность, так что я сменил только две или три майки.

— Удалось заметить вашу маму на трибуне. Она в концовке только и делала, что плакала.

— Это же моя мама (улыбается).

— В какой момент вы поняли, что все переключились на ваш матч? Наверное, вы с Майю на пару дней стали самыми знаменитыми теннисистами мира.

— Не так часто мне удаётся заслонить собой Федерера, но на этот раз я это сделал. Я понимал, что нам будет уделено повышенное внимание. Это же Уимблдон. Все следят за этим турниром. Правда, масштаб события я здраво оценил только после того, как пришёл в раздевалку.

Александр Разинков,Wimbledon

Источник: Чемпионат.ру
Комментарии