"Зеленая лампа: письмо Деду Морозу от пса Семо из приюта Ulubele (9)

фото

Зеленая лампа | 27 декабря 2015 года, 21:25

Дорогой Дедушка Мороз!

Меня зовут Семо, мне 11 лет. Нет, я не стану просить айпад или лего. Потому что, во-первых, несмотря на эту цифру, нахожусь уже в весьма почтенном возрасте, а во-вторых, я собака. Уже и здоровье начало подводить и глаза не так хорошо видят, ну и ладно – я в своей жизни уже немало повидал. Здесь, в Улубеле, меня называют основателем, потому что я здесь с первого дня, вот уже десять лет. Мое появление и стало одной из причин создания Улубеле и должен сказать, что немного горжусь этим (люди говорят, что в таких случаях нужно поднимать хвост).

Мой хвост в порядке, как и прочие 370 хвостов – если попал сюда, это значит, что самое трудное уже позади. Признаюсь, в количестве хвостов я иногда путаюсь, потому что здесь каждый день появляется кто-то новый, а кто-то уезжает. Конечно, я, как и все старики, люблю поговорить, хоть не всегда получается. Но смысла пословицы: «Не кормите, дайте поговорить» я так и не понимаю. Я все-таки считаю, что еда намного важнее, и это вам скажет любой, кто когда-либо ходил голодным.

Начну с самого главного. Хотя Личский приют сейчас и не узнать, так много здесь уже изменилось, но до меня дошел слух, что наши задумали менять водопроводную и канализационную систему. Писать я могу и в лесу, а вот насчет замены водопровода согласен – даже только что налитая в миску вода серовато-коричневого цвета, а когда немножко постоит, то становится мутной и страшно противной на вкус. Пьешь, конечно, но удовольствия никакого. Да и уборщица ворчит, что не успевает миски оттирать – все покрыто железным налетом. Железо попадает в бойлеры, обогреватели, стиральную машину и портит всю эту технику. Беда. А чтобы этой беде помочь, нужны сумасшедшие деньги – 14 000 евро.

И еще одна важная вещь. Я сейчас живу в вольере вместе с четырьмя товарищами по несчастью (а иногда и счастью), но слух у меня чуткий – но вечерам мы слышим, как те, кто сидит на цепи, жалуются на несправедливость, они тоже хотят сбросить свои цепи и жить в вольере. Еще 28 вольеров в планах, но их не построят, пока откуда-нибудь не возьмутся 23 000 евро.

И третье. Иной раз мне хочется спросить у соседей, в каком веке мы живем. Электричество же не вчера придумали, а наша вечерняя кормежка все также происходит в полной темноте. Весной это не большая проблема, но сейчас зима, и еду только по запаху и найдешь. За 4500 евро все могло быть иначе.

А еще мне немного жаль сотрудников Улубеле. За нами-то они ухаживают, а у самих ноги мокрые, грязные, иногда после прогулок с нами они мокрые с ног до головы. Однажды нас приезжала навестить строительная фирма, так у них у всех одинаковые куртки, на ногах зимние ботинки, как они гордо сказали, водонепроницаемые. Если бы и наши могли носить одинаковые желтые куртки, то они бы не тряслись от холода, а я своими подслеповатыми глазами издалека видел, что ужин идет.

Кстати, об ужине. Я не избалован, ем все подряд (не путать с whiskas, это для лежебок, которые живут в помещении), но когда дядюшка Язеп варит свою замечательную Кашу, я всегда это ценю. Он же, говорят, раньше работал поваром. А сейчас живет у нас, у него тоже со зрением стало неважно, 80 лет не шутка – такой же дед, как и я. Но ему, в отличие от меня, могли бы помочь очки.

Ну, это все были большие дела. Но есть и малые. Каждый день мы съедаем около 100 кг корма (это вместе с котами, хотя если бы спросили моего мнения, я бы сказал, что кормить котов – большая роскошь). А еще постоянно не хватает ошейников и поводков – мы все страшно любим гулять, потому они быстро изнашиваются. А малыши, как и все малыши, визжат от восторга, если им кинуть игрушку для животных. Да и мы, взрослые, иной раз не удержимся, если поблизости окажется мяч. Короче говоря, все, что продается в магазинах для животных (когда я однажды там оказался, думал, что это собачий рай) – нас бы очень порадовало.

А еще бы полено дров или брикетов, чтобы можно было бока погреть. Эти коты просто помешаны на тепле. Мало того, что все они живут в помещении, где намного теплее, чем тут у нас, во дворе, так они еще дерутся между собой за место на радиаторе. В помещении живут и маленькие детки, и больные, которым нужны особый уход и тепло. Меня же лично (и я тут не исключение) больше всего радуют гости, которые приходят нас погладить. А мы за это водим их на прогулку в лес, им нравится – большинство из лесу выходят радостные, с красными щеками и свежей головой. А я в таких случаях всегда чувствую, что сделал доброе дело.

Суть вот в чем. Если тебе покажется, что я прошу слишком много (а это много, я знаю), есть и еще одна возможность. Ты можешь забыть все, что я только что говорил. Все! С одним условием. Если ты до Рождества пришлешь ко мне 370 Человек, таких, с Большой буквы, которые заберут нас домой и будут о нас заботиться, то можешь ничего не дарить. Никогда.

Я иной раз от скуки считаю. Оказывается, в Латвии более 800 000 жилищ. Неужели же в 2000 домов не найдется место еще и для одного хвоста? Ведь каждый третий у нас живет один. Знаю, что многие со мной не согласятся, но я бы и не хотел жить в толчее. А у того, кто живет один. Только подумайте: я был бы у тебя, а ты – у меня. Я бы водил тебя на прогулки, утром будил бы своим мокрым носом и радовался при виде тебя. Всегда. Честное собачье!

Да, чуть не забыл, еще ты мог бы напомнить нашим хозяевам, чтобы искали своих пропавших псов в Улубеле! Пусть позвонят и спросят – вдруг на Рождество и произойдет счастливая встреча!

Ну, ладно, ладно. Я на самом деле до конца не верю, что ты, дедушка, существуешь. Но Рождество такое чудесное время, когда и животные начинают говорить. Видишь, и мне слово дали, хотя я всего лишь собака. Если уж я заговорил, значит, и другие чудеса вполне могут произойти. Неужели нет? Гав!

От имени всех лап и ушей Улубеле

Сэмюэль, можно просто Семо.

Комментарии 9
Гражданская позиция11 месяцев назад
Единственные кому стоит помогать.
Jelena Jelisejeva11 месяцев назад
Дайте реквизиты. Кому, куда и что..
Ladislava Rumjanceva11 месяцев назад
Трогательное письмо...