Еще одна собака Гришковца на рижской сцене

фото

Woman | 19 декабря 2017 года, 16:05

Одновременно или одноврeменно со зрителем Евгений Гришковец ест собаку уже двадцать лет. Двадцать лет успешно идет спекталь, построенный на игре одного актера, а сам текст переведён, кажется, на все языки мира.

«Он переведен на португальский и постановку ставят в Бразилии. Что они там понимают в наших реалиях? Но идет. И идет успешно уже столько лет!»

За эти годы изменился и зритель Гришковца, и сам автор, и собственно пьеса. Честно говоря, шла настороженно. «Как я съел собаку» уже видела, шутки с переменными успехом помню, в сюжете не плаваю — что нового мне могут рассказать?

Могут. Рассказали. Из повествования ушел Советский союз, исчезли ностальгические нотки, но остался юмор, чудесная линия рассказа, очаровательная манера рассказчика и приличные цены на билеты.

фото

Зимний поход в школу — одна из любимых частей всей постановки. Двадцать лет назад еще были свежи "преданья старины глубокой", сейчас экзекуцию проходят уже мои дети. Два десятка лет прошло — ничего не поменялось. И школа в темноте так же «всасывает потоки людей», и окна темным утром горят «особенно ядовито», и родители по-прежнему будят беспощадно.

Конечно, фирменный жест с бескозыркой, само собой речь дембелей во всей своей натуральной красе, тонкие и филигранные человеческие наблюдения, которые, как ни крути, и к тебе идеально прилагаются от слова «совсем».

фото

Гришковец себя не жалел, слезу пустил, полный зал расшевелил, но и самого зрителя не пощадил. Отчитал очередного любителя початиться в темноте, разбудил задремавшую даму, в автографе поклоннице отказал, сцену напоследок поцеловал и пообещал встречу через год «на том же месте, в тот же час». Ждем.

фото

Текст: Евгения Шафранек
Фото: Наталья Афонина

Комментарии