Полярная одиссея Германа Москвитина (5)

фото

Woman | 7 апреля 2017 года, 22:27

Герману Москвитину 44 года, и шесть из них он провел в Антарктиде, в 15 тысячах километров от Риги.

Герман окончил в столице 55 среднюю школу, учился в РКИИГА по специальности борт-инженера, после развала Союза ушел в дальнобой, хлебнул кризиса 2008 года, попытался устроиться в Подольске и даже покорить Москву. Но сложно покорить Златоглавую, когда ты складской мальчик на побегушках.

Возможно, «континент с нулевым населением» в тот момент показался самым оптимальным вариантом. А может быть, это было спонтанное и очень невероятное решение. Сейчас Герман затрудняется с ответом.

Но факт в том, что через питерский Институт Арктики и Антарктики Герман сменил мегаполис на снежную пустыню, где и оформился механиком-водителем на полярной станции «Мирный», став одним из двух дюжин мужиков, которым предстояло целый год делить крышу над головой.

фото

Еще лет пятьдесят назад на север уезжали работать охотно. Помыкаешься, померзнешь, а домой привезешь «запах тайги», романтику и долгий рубль. Сейчас рубль долгим не назовешь, а вот романтики — хоть отбавляй. Правда, своей, особенной, жителям Большой Земли подчас непонятной.

«Не стоит думать, что там две дюжины неудачников пытаются устроить свою жизнь. Это самые разные судьбы, самые разные типажи, но все мы — искатели приключений и авантюристы, которые влюблены в север.

фото

Например, в нашей команде есть Сергей Владимирович Григорьев — совершенно изумительный человек, полковник военно-медицинской службы, который на Большой Земле вынужден был уйти на пенсию, но не работать не может. Вот, врачует на Южном полюсе. И как врачует! Складывает по частям человека, которого снегоходом придавило! Иногда к нам везли больных, которых уже отказывались лечить американские и индусские врачи. А Григорьев – ничего, на ноги ставил.

Или вот Анатолий Галактионович Цыварев — человек-легенда, за плечами которого сорок лет на полюсе. Он там с 1973 года! Я ему поражаюсь! И семья есть, и сыновья взрослые, которые тоже работают на севере, и сам он постоянно днюет и ночует на полярных станциях. Но именно он как самый опытный «боец» всегда знает, как и где искать пропавших людей, в какой момент станцию накроет «дульником», то есть внезапным и резким ураганом, который опасен своей непредсказуемостью и может сбить с пути, засыпать снегом или проволочь несколько сотен метров.

Кстати, когда начинается такой буран, на открытой местности находиться просто невозможно — уносит мигом. Даже деревьев нет, чтобы зацепиться. Добавьте собачий холод, глыбы льда и полярную ночь. В такой момент лучше найти любое укромное место, закрыть голову руками, не паниковать и просто ждать, когда непогода стихнет. Она точно стихнет, но надо ждать.

фото

Я, наверное, ехал туда за романтикой. Она закончилась в первые пять минут. Вот открылась аппарель вертолета, перед глазами — гигантская стройплощадка, вдалеке пингвины пасутся. И все. Но Антарктида засасывает. Это как наркотик, драйв, который не с чем сравнить, но без которого уже не можешь. И, несмотря на все неудобства, я нашел там свой дом и встретил замечательных людей. Потому что самые главные качества полярников — товарищество и способность дружить. А вот горячей воды нет! Раз в неделю — баня!

фото

Этот край — суровый. Человек может выйти в баню и не вернуться. Вот ушел веселый, с веником, песенку пел и больше его никто не видел. Здесь важно каждую минуту соблюдать правила техники безопасности, потому что погода ведет себя крайне непредсказуемо. Может быть видимость на несколько километров, солнце шпарить, небо безоблачное, а через полминуты ветер стаскивает снег с горы и накрывает станцию тем самым «дульником». Но обычно несчастный случай — человеческий фактор. Зазевался, отмахнулся и привет.

фото

В этом «холодильнике» я прожил почти шесть лет. «Почти» - потому что были отпуска, которые здесь исчисляются не днями, а сутками. То есть я отправляюсь на Большую землю на 105 суток, например. И эти сто суток — мука. Потому что происходит невозможная акклиматизация, которая накрывает дико и безбожно. А самая долгая экспедиция длилась 2 года.

Станция «Мирный» ужасно паскудная по погоде. Я даже не понимаю, чем руководствовались люди, выбирая место под эту стройку, честно говоря.

На станции строгая армейская дисциплина и по-товарищески теплая атмосфера. Мы вместе заканчиваем работу и идем на обед в камбуз, вместе смотрим телевизор и со временем притираемся друг к другу, потому что новые люди у нас не появляются. Только раз в году приезжает новая команда, чтобы нас сменить.

фото

Антарктида отняла у меня все: ушла жена, дети разъехались, друзья подзабыли. Но именно она подарила мне веру в людей, способность мыслить совсем другими категориями и товарищей по всему миру, готовых броситься на помощь в любой момент. Я уезжал в полном раздрае, а вернулся с пониманием того, что все происходящее на этой планете — полная ерунда.

Но всегда первый, кому я звоню — мама. И именно мама спасает меня от тяжелой депрессии после таких возвращений.

Хорошо, что молодежь в такие экспедиции не берут. Дело даже не в том, что девчонка дома не дождется, а в колоссальной радиации. Прямо над нами — озоновая дырка, и она периодически дает о себе знать. Так что вероятность остаться бесплодным очень велика. И по возвращению домой мы проходим тесты - не «фоним» ли полученным облучением.

Нет в нашей жизни особенного веселья. У нас есть один компьютер на всех, гитара и способность не выносить друг другу мозг. Мы, между прочим, даром что у черта на куличках, но в курсе всех скандалов, событий и даже музыкальные фестивали смотрим. Так как я единственный в нашем коллективе рижанин, то всем остальным приходится следить и за событиями в Латвии. Ребятам, кстати, Нил Ушаков очень нравится. Так ему и передай!

Моя работа — это «железяки» в гараже и танк, который выполняет роль тягача. Иногда нас закидывают в трехнедельные походы на соседнюю станцию «Восток». Ну как соседняя... до нее 1 500 км, а на пути пурга, нехватка воздуха и -50. Но выхода нет. «Восток» ждет наши караваны с топливом, чтобы обеспечить зимовку своим «жителям». И подписываются на такие приключения только россияне. Никто больше не рискует.

фото

Когда слушаю рассказы о «северных», а точнее южных (!) развлечениях, мне смешно. Из серии: если в большой мороз плюнуть, то на снег падает уже льдинка. На самом деле, все обстоит так: выходишь из гаража, где температура такая же как на улице, только нет ветра, тебя моментально сдувает, а кожа на лице стягивается морозной коркой. Ты весь замерзший, скукоженный бежишь по своим делам, и тут, конечно, да, именно в этот момент приходит желание плюнуть, дотронуться языком до шпалы или что там еще можно учудить. (Смеется)

фото

Бывает, конечно, и чувство отчаяния. Но со временем учишься с ним бороться. И мы же все люди, поэтому всем нам не хватает нормального, душевного, человеческого тепла. Зато здесь я полюбил природу, свободу, людей и риск. Эти айсберги, скалы, смешные и забавные пингвины, которые только так у нас рыбу воровали!

Здесь приходится привыкать ко всему, в том числе и к еде. Она одновременно и разнообразная, и какая-то одинаковая. В общем, всё есть только в консервированном или замороженном виде, и очень не хватает свежих и молочных продуктов. Зато рыба у нас самая свежая!

Здесь начинаешь верить в невозможное. Я, например, уверен, что мы на Земле не первая цивилизация. Не потому, что мы там пьем, не просыхая, что, кстати, неправда - с алкоголем там очень строго. Просто наталкиваешься на такие находки и свидетельства, что не поверить невозможно. Не могу всего рассказать, потому что такие находки идут под грифом «Совершенно секретно».

Единственное, что могу сказать: под слоем льда мы находим предметы, которые созданы явно не руками человека и не являются природными явлениями. Я верю в мистицизм этого места.

У нас нет дурных примет вообще. Бабой с пустым ведром никого не напугаешь. Да и без ведра тоже. У нас нет баб вообще, и без них, в общем-то, хреново. Но женщина на корабле... сама понимаешь! Это не корабль, конечно, а станция, но термины и причуды здесь корабельные.

Мне бы очень хотелось, чтобы Антарктида стала доступной для людей. Сейчас сюда можно попасть с экспедицией типа нашей, что простым смертным заказано, или за большие деньги.

Китайские туристы покупают путевку за 11 000 евро, чтобы просто переночевать в нашем регионе, сходить в самую южную в мире баню, поставить галочку и утром улететь домой. А мне бы хотелось пригласить вот тебя, Женя, с семьей, и вы бы приехали и увидели жизнь в этой ледяной пустыне своими глазами! Вот в 2014 году на Беллинсгаузене была Mettalica, а мы что, хуже? Хочу туда затащить Би-2, и мы уже близки к успеху!

Этой зимой у нас было не очень холодно, всего -40C. Вот на станции «Восток», говорят, доходило до -90С. Туда-то, кстати, я и отправлюсь в следующий раз...

Антарктида не терпит грязи в душе. Всей людской грязи. Зависти, подлости, лености, раздолбайства. Она или перевоспитает, или уничтожит.»

фото Текст: Евгения Шафранек Фото: из личного архива героя

Комментарии 5
Герман17 дней назад
Женя. Ни чего лучше я не читал ещё! Респект. Кратко. Внятно. Понятно для всех. Без всех этих моих специфических терминов. :-) запомнила
ведь и смогла на нормальный язык перевести. :-)
1
!14 дня назад
РКИИГА
1
Герман17 дней назад
1548
1