Cергей Шнуров: красота уничтожит мир (2)

фото

Woman | 21 мая 2017 года, 19:18

Сергей Шнуров — лидер группы "Ленинград", один из самых эпатажных музыкантов современности. В выражением не стесняется, журналистов не очень жалует, обожает свою жену Матильду и честно называет себя подкаблучником. Смело может приложить крепким словцом, а идеи для новых песен часто хватает из рассказов супруги о бэкстейдже женского фитнес-клуба.

В Риге Шнур гостил в рамках концерта, собрав на свое выступление ни много, ни мало, всю Arēna Rīga. А до выхода на сцену гость забежал к мэру города Риги Нилу Ушакову, заселфился в кепке с провокационной надписью Ušakova kepka и побеседовал с журналистом, теле- и радиоведущим Вадимом Радионовым на радио Baltkom.

фото

"Вообще ничего не боятся только дураки. Страх — в природе человека и быть совсем бесстрашным, как минимум, глупо.

Времена всегда одинаковые. Человеческая природа не меняется уже тысячи лет: те же самые страсти, те же самые сомнения, те же самые взлеты и падения, те же самые предательства, все то же самое.

Сейчас можно говорить все, что угодно. Другое дело, что память у всех короткая. Что там сказали вчера? Уже никто не знает и не помнит! Поэтому говорите, что хотите, но это не имеет никакого значения. И придавать огромное значение каким-то высказываниям и мнениям точно не стоит.

Массовая культура живет недолго. Вот был в Санкт-Петербурге такой исполнитель, круче Вертинского - Савояров. Кто его помнит? Я вот сейчас припомнил и все. Или кто сейчас слушает Sex Pistols? А ведь еще совсем недавно они мощно высказывались. Но современная молодежь о них ничего не знает. И это нормально.

Когда-то прозвучала фаза Евтушенко, что "поэт в России — больше, чем поэт". И раньше это было действительно так. А сейчас не так. Вот и всё.

Искать смысл в поэзии — довольно глупое занятие. Поэзия, как явление, должно приносить некое эстетическое равновесие, когда весь ужас и трагедия мира компенсируется красотой стихосложения. Все. Это и есть весь смысл поэзии.

Красота уничтожит мир, потому что у каждого свое представление о красоте. Красота — это то поле конфликта, где все друг другу будут доказывать: что красиво, а что некрасиво. Такая же история с высоким искусством. Кто-то понимает под высоким одно, а кто-то — совсем другое. Посмотрите на исламский мир и на конфликты, которые там происходят — вот она разница в мировоззрении.

Представление о том, что искусство должно чему-то учить — абсолютно советское наследие, когда искусство было чем-то сродни пропаганды, а текст, написанный на красной тряпке мог изменить жизнь.

О том, что такое искусство написаны огромные труды. Если их собрать вместе, то они не поместятся в эту студию. И я не могу одним предложением выдать, что такое искусство. Есть разные подходы. Могу рассказать с точки зрения структуралистской французской философии, могу рассказать с точки зрения постструктуралистов, могу рассказать с точки зрения Платона, могу рассказать с точки зрения Аристотеля...

Но собственно, что такое «высокое искусство»? Мир стремится к высокой культуре и это говорит о том, что происходит процесс необратимой демократизации. По сути, люди сегодня пользуются теми приемами, которыми раньше пользовалось только дворянство. Это значит, что сейчас у нас есть образование, а ведь еще в 19 веке большинство не могло читать и писать. И все эти процессы, которые вы рассматриваете как отрицательные, для меня — сугубо положительные. И это история не про ум. Люди остались такими же, просто возможностей стало больше.

Любой человек хочет получить высшее образование, но не каждый человек хочет учиться. Вот и весь конфликт. Все хотят высокой культуры, но никто не хочет читать Гёте.

В методологии производства художественных высказываний мы вообще не поменялись. Методология прежняя. Как человек, конечно, за эти двадцать лет я сильно поменялся. И если кто-то за двадцать лет не поменяется, значит он умер. А я еще жив.

Я наблюдаю за политической ситуацией в России. Мне интересно. Это процессы. Они сейчас шумные и бурные. Еще совсем недавно все это было маргинально, а сейчас - мейнстрим.

Уход Алисы Вокс никак меня не задел. Представьте, вы работали с человеком три года, а потом расстаетесь и относитесь к этому индифферентно. Та ситуация меня никак не ранила, я разве похож на ранимого? Просто сделал определенные выводы. Мне с этим человеком все ясно и понятно, что ждать. А когда все понятно, то какие душевные раны могут быть? Хотя, я склонен к рефлексии. Но в этот раз.

Чтобы не разочароваться в людях, стараюсь ими не очаровываться. Я человек, не очарованный людьми. Но я человек великодушный, и всегда предоставляю людям второй шан. Но зачастую они им не пользуются...

На интервью у Владимира Познера мне было дико скучно. Было понятно, что у него есть какая-то определенная, уже сформированная, точка зрения по поводу меня, по поводу "Ленинграда" и по поводу всего, что я делаю. А я совершенно не люблю разубеждать. Если уж человек убежден в чем-то, ну и Бог с ним. Поэтому в том эфире мне было неинтересно.

Мне никогда не хотелось сходить к Познеру на программу. Просто тогда я был сотрудником «Первого канала», сходить нужно было и я сходил. Но у меня нет пиетета перед этим человеком, поэтому для меня это событие не стало событием жизни и не воспринимал это общение, как исповедь Господу Богу.

Я понял, что телевидение — очень медленная машина. Там ловить нечего, потому что это корабль очень долго поворачивается. И оно проиграет интернету. У меня диагноз поставлен.

Евровидение — не моя игра. Я в этот странный вид спорта состязание песнями не играю. Не мое призвание. Вообще не понимаю, для чего это и что это. Шоу просто раскачали и раздули, потому что соревновательный мотив сейчас превалирует. Фактически, сублимация военных действий.

Картины я не рисую, а создаю, так называемые, арт-объекты. Точнее, я их придумываю, а создают их другие люди.

Геи — это как черные дыры. Как ты к ним не относить, они просто есть. Это реальность. И совершенно понятно, что если люди будут выходить на улицы и кричать «Долой черные дыры!», черные дыры от этого не исчезнут. Они как были, так и останутся. Геи есть. И это нужно просто признать.

В России с музыкой нет никаких проблем. Что кино, что музыка — это всего лишь репрезентация экономики. Не может страна, которая выпускает Жигули, выпускать Diplo.

Комментарии 2
Бдуль2 месяца назад
И? Почему нельзя был подкаблучником у жены и послать какого-нибудь наблюдателя за тридевять земель?
наблюдатель2 месяца назад
"честно называет себя подкаблучником. (и:) Смело может приложить крепким словцом"

борьба и единство противоречий.
1