Сергей Егерс: «На сцене я человек, внутри которого звучит музыка...»

фото

Woman | 31 августа 2017 года, 04:39

Один из самых известных контратеноров в мире Сергей Егерс — родом из Латвии. И на родной сцене, к счастью, не редкий гость. Нам удалось поговорить с ним во время репетиции в рамках музыкального фестиваля «Summertime — Инесе Галанте приглашает».

фото

Текст: Евгения Шафранек

«Я могу жить в любой стране мира, но живу в Латвии, потому что это моя родина и я действительно ее люблю.

Я благодарен Богу за то, что могу заниматься только тем, что мне нравится. Я действительно могу не выбирать концерты или мероприятия, которые мне не по душе.

Мной никто не командует, у меня нет агента или директора — я сам себе начальник и сам могу планировать свое время. И ближайшие полтора года плотно расписаны: точно знаю, с кем и где буду выступать.

Давно занимаюсь благотворительностью. Наш фонд помогает детям и старикам, у которых проблемы со здоровьем. Особенно пожилым люди. По статистике, легче всего жертвуют детям, потом животным, а вот сениорам не жертвует почти никто. А мы стараемся помогать тем, кто живет в социальных домах или домах престарелых.

фото

Пожилые люди, как дети. Всем хочется любви, внимания и сладостей. А мы сами никогда не знаем, куда как сложится наша жизнь и куда мы попадём.

Я вырос в детском доме, но мы с сестрами стали самостоятельными и самодостаточными людьми. И мне приятно помочь тем, кто нуждается. Мне легче отдавать, чем получать. Я так воспитан. Меня научили умению делиться всем.

Я работаю, чтобы путешествовать. Очень люблю путешествовать! Да, я бывал на роскошных яхтах и летал на частных самолетах. Но я не рисуюсь этим, не хвастаю, просто честно говорю, что наслаждался жизнью в те моменты.

А вот ходить в походы — не мое. Ночевка в палатке, без душа и подушки? Нет, спасибо! (Смеется) Наверное, я гедонист. Но не все так однозначно, как может выглядеть. Люди очень часто делают выводы, глядя на то, как я одеваюсь или веду себя. Но мой внешний вид — это и мое отношение к публике.

фото

Всегда говорю: я такой же как все. Я другой только тогда, когда поднимаюсь на сцену. Вот тогда я человек, внутри которого звучит музыка.

А дома я совсем обычный! Вот замариновал 15 банок огурцов, закрутил на зиму помидоры, кабачки и свёклу, которую обожаю. Очень люблю закрутить баночки, красиво подписать, завязать ленточку, поставить дату и водрузить на полку.

У меня дома есть погреб и он весь заставлен вареньями и соленьями, которые я с радостью готовлю и дарю друзьям.

Я - музыкант и музыка все время звучит в моей голове. Поэтому такая домашняя работа — возможность отключиться и отдохнуть. А покой мне нужен. Люблю побыть один, не выходить в люди и не смешиваться с толпой. Вообще стараюсь обходить стороной публичные мероприятия, потому что откровенно побаиваюсь их.

Вне работы я не слушаю музыку, люблю пить ледяную воду и никогда не пробовал кофе — теперь это уже принцип. Люблю исполнять то, что исполняю. Жизнь слишком коротка, чтобы делать ненавистные тебе вещи. Люблю смотреть кино. Вот все с утра идут на работу, а я в кинотеатр.

Любовь передается не через произведение, а через исполнителя. Когда поет Дмитрий Хворстовский или Элина Гаранча — это и есть любовь.

Когда мои племянники со мной — у них идеальная дисциплина. Уверен, главное, научить ребенка двум вещами: слушаться родителей и хорошо учиться.

Я очень счастливый человек. У меня есть голос, я могу петь и людям это нравится! Вижу, как распродаются билеты на мои концерты, а значит, люди идут послушать меня. И это очень важно!

Я редко делюсь своими планами, стараюсь мысленно отправлять пожелание сразу в небо. Обычно через пять секунд начинается сбываться. (Смеется)

У меня так мало выходных, что каждый выбивает из колеи. Просыпаешь из с утра и в шоке думаешь: «Как?! Неужели мне никуда не надо?! А вдруг больше никогда ничего не произойдет?» Но потом начинаешь мариновать огурцы и успокаиваешься.

Считаю, что если у тебя порядок на столе, так будет и порядок в голове. Но я до своих шкафов и полок никак не могу добраться. (Смеется)

Мне кажется, я очень хороший брат. Когда мы остались без родителей и попали в интернат, то своим сестрам, Алле и Инессе, я сказал: «Я для вас сделаю все! Но с одним условием: нам нужно хорошо учиться и мы должны быть образованными». И мы все имеем степени магистра и состоялись по жизни.

Многим кажется, что дети-сироты растут обиженными на мир. Я хочу своим примером показать, что, несмотря ни на что, ты можешь вырасти хорошим человеком.

Очень часто к воспитанникам интерната относятся с предубеждением: кто-то что-то сказал, кто-то что-то слышал и вот уже ложное мнение сложилось. А я все это видел и пережил, но постарался встать крепко на ноги.

Помню, как нам было больно, когда на новогодний концерт к другим детям приезжали родители, а нам было ждать некого. Очень редко могла приехать бабушка из деревни. Но чаще её не было. Но именно через боль рождается искреннее желание заниматься благотворительностью.

Когда мы потеряли родителей, нам пришлось рано научиться самостоятельно принимать решения и пробиваться в этой жизни. Я никогда не был хамом, но если меня выставляли за дверь, я пролезал через окно.

И всегда был признателен судьбе и людям за то, что происходило в моей жизни. Я готов улыбаться, но если меня обижают — у меня в сумке всегда топор.»