Светлана Немоляева: «Я имею право быть в этом мире театра и кино»

фото

Woman | 15 сентября 2017 года, 16:25

Светлана Немоляева — аристократка в «жутких розочках». Блистательная театральная и киноактриса, дочь знаменитого режиссёра Владимира Немоляева.

Более пятидесяти лет Светлана прожила бок о бок со своим супругом Александром Сергеевичем Лазаревым. Была ему и другом, и женой. И даже в разговоре часто уважительно называет его по имени и отчеству, несмотря на то, что известного актера нет вот уже шесть лет.

Пара Немоляева-Лазарев даже для коллег была притчей во языцех. Они пришли в театр в один день, через год поженились и на долгие полвека пронесли свою любовь.

В Латвию Светлана Владимировна приехала в рамках музыкального фестиваля «Jūras Pērle». Мы договорились о встрече в 18:30. Минута в минуту двери лифта открылись и хрупкая Светлана мгновенно одаривает улыбкой: «А вы, наверное, меня ждёте?».

фото

Текст: Евгения Шафранек

Все помнят Оленьку Рыжову в «Служебном романе», но не все видели, как Светлана Владимировна играет на сцене. А играет она наотмашь, выдыхаясь. И не только «рыжовых». В ее репертуаре и шекспировская Офелия, и заключенная воровка-простолюдинка.

фото

«Как только я окончила театральный инстутит и пришла работать в театр, то сразу стала играть всё. Тогда же, наравне с моей первой ролью, Офелией, я получила роль Нинки-воровки в таком очень экстравагантном по тем временами, модерновском спектакле «Аристократ» - постановке о ворах, которые сидели в советских лагерях.

И это были настолько противоположные роли, что их, казалось бы, даже невозможно было совместить. С одной стороны — Шекспир и вдруг эта Нинка с драными юбками и чулками, с простонародной речью и плевками и веснушками на носу.

Но мне с самого начала было всё это настолько интересно! Любой образ, любое перевоплощение! Мне было без разницы: большая роль или маленькая, главная или второстепенная. Мне просто нужно было быть на сцене. Это большое, трепетное желание, с которым связана вся моя жизнь.

Многие актеры боятся стать заложниками одной роли. Боятся, что их станут ассоциировать только с тем очень ярким, запоминающимся образом, который уже вошел в историю кино, поставят на них штамп. Вот как случилось с Андрюшей Мягковым, который ужасно злится, когда начинают говорить про «Служебный роман». Я лично не могу этого понять. Он ведь там так блестяще играет! Рязанов так прекрасно сделал этот образ, Андрюша потом достиг таких высот! А он взял и стал затворником, живёт, как монах. Вот это мне настолько не свойственно!

Может быть, потому что у меня были разные роли. Вот вы же видели меня в постановке «Мой век». И вам спектакль очень понравился. Но этот спектакль был делом моей жизни. Я его играла, понимаете, наотмашь! Я просто сгорала на сцене. Я так любила эту роль!

Но несчастье этой постановки в том, что на место руководителя театра Сергея Ивановича Яшина пришел Арцибашев. Две фигуры, которые очень враждовали. И спектакль сняли.

Но сам Яшин, у которого очень драматическая судьба и который сейчас, к сожалению, не у дел в Москве, очень талантливый. Он сделал со мной три спектакля, которые, с моей точки зрения, в плане режиссуры были блестящими! Включая «Мой век».

Это французская пьеса, где главная героиня — прообраз Коко Шанель. Постановка не точно автобиографична. Как известно, у самой Шанель не было ни семьи, ни детей, в отличие от моей героини, но именно судьба Коко отражена в нём довольно хорошо.

И пьеса, в том числе о том, как творческому человеку трудно жить с семьей и как семье трудно жить с творческим человеком.

Считаю, что я имею право быть в этом мире театра и кино. Но не до такой степени, чтобы вершить судьбу театра и кино. Как та же Коко Шанель вершила судьбу моды.

фото

Меня одевает моя невеста. Все, что она мне привозит — я все ношу. Но все, что я привожу им, внучке или невестке, я ни одного раза в жизни не видела на них. (Смеется) Поэтому я перестала привозить. Лучше я просто подарю деньги. Идите и покупайте, что хотите!

Я очень хорошая бабушка. Вообще мой принцип: воспитывают родители, а бабушки балуют. А как воспитатель я уже обожглась на своем сыне. Несмотря на то, что у меня очень пушистый вид, мамой я была строгой и очень приставучей. Даже Саша был мягче.

Когда Шурик вырос, я поняла, что с внуками нужно реабилитировать себя. И ни разу ни с внуком, ни с внучкой не поссорилась.

Часто корю себя за то, что кричала на Шурика. Единственное оправдание — он был очень эмоциональный и удержать его было крайне сложно. Он нас доводил до того, что мы говорили: «Делай, что хочешь, только оставь нас в покое!». (Смеется)

Прожив большую жизнь, испытав и хорошее, и драматичное, пришла к выводу, что детей ко всему не подготовишь. Они будут проходить те же этапы, совершать, возможно, те же ошибки и проживать свою собственную жизнь. Так мне надо было постараться, чтобы внуки были безумно счастливы в детстве. И их дедушка был такого же мнения.

фото

Сейчас внучке Полине уже 27 лет, а внуку Серёже - 17. Так вот когда родилась внучка, мы еще были молодыми дедушкой и бабушкой, а когда родился внук — оба немного съехали. Особенно Саша, у которого со здоровьем стало очень плохо.

Он уже не мог уделить внуку столько же внимания, сколько уделял Полине. Поэтому внучка — это наша создание, она очень много времени проводила с нами, мы брали ее на гастроли и она выросла на нашей даче и в нашей квартире. А Сержика — больше внук другой бабушки, которая помоложе нас.

фото

Я военный ребенок, а Александр Сергеевич вообще был блокадником. И если я вспоминаю детство, то сразу вспоминаю войну. У нас была эвакуация, мы голодали, а про Сашу даже говорить тяжело. То, что он пережил осталось с ним на всю жизнь. Он до конца жизни не мог оставить крошки на тарелке — все подъедал, даже если был сытым.

Мое детство — это война, черный хлеб, возвращение из эвакуации и голос Левитана. Помню самый дорогой подарок, который получила от отца — первую куклу в моей жизни. Фарфоровая с закрывающимися глазами. Я до сих пор помню ее личико. Игрушек-то у нас не было, разве что какие-то самодельные куколки. И еще помню запах мандаринов на Новый Год. Хотя, мандаринов, насколько помню, в моем детстве не было. Но их аромат я все равно отчетливо помню.

Есть актеры очень постоянные, которые как прибились к одному театру, так и ему и служат годами. Есть те, кому быстро все надоедает: одни и те же партнеры, сцена и рука режиссера и они всегда в поисках, всегда что-то меняют.

И я лично, и мой муж были постоянными. Мы пришли в один день в один театр, через год поженились и всю жизнь дорожили театром и друг другом. В этом смысле у нас никогда не было конфликтов. Несмотря на то, что Александр Сергеевич почти сразу стал очень популярным и известными, стал сниматься в кино, его стали приглашать другие режиссёры и его путь артиста был звёздным с самого начала. Чего нельзя сказать про меня.

У нас не было к успехам друг к друга зависти. И это наше счастье! Саша всегда очень болел за меня, я всегда болела за него. И если обижали одного, то второй воспринимал это как личную обиду.

Ну и потом, я никогда не была обижена работой. В театре я играла всегда и была страшно занята. Чуть меньше снималась в кино и до встречи с Эльдаром Рязановым у меня было затишье. Возможно, потому что мы оба были востребованы, мы всегда желали удачи друг другу и всегда боялись друг за друга.

Я много раз видела, как один человек, не может пережить успех другого и семьи распадались. Потому что трудно пережить, когда твоя жена прима и едет в мягком вагоне, а ты актер массовки, тебе полагается плацкарт и супруге приходится доплачивать за тебя. И такое было. Поэтому важно уметь радоваться за другого и слышать его.

Наша жизнь с Александром Сергеевичем сложилась так, что мы прожили 51 год бок о бок. Мы были вместе и в театре, и дома практически не расставаясь. Но это стало возможным только потому, что мы старались оба слышать друг друга. И это качество должно быть присуще обоим.

Артисты же все скандальные, потому что если ты спокойный как удав, тебе в актеры идти нельзя, в этой профессии нужна эмоциональность. И это непреложное условие. Поэтому каждый очень импульсивно реагирует на любое событие.

Но даже когда разная точка зрения, а она разная, все равно важно слышать собеседника и услышать то, что он хочет сказать. И если еще и он слышит то, что хотела сказать ты - это настоящий бриллиант.

Думаю, такое умение пришло с опытом, но задатки этого качества были изначально. Об этом легко говорить, но попробуй, примени на практике — очень сложно!

Если бы не эта способность, то даже не знаю, как все получилось бы. Жизнь складывается совсем иначе, если люди просто не слышат друг друга...»

Комментарии