Марина Абрамович: “В глазах людей так много боли и одиночества”, Mixnews.lv

Марина Абрамович: “В глазах людей так много боли и одиночества” (9)

фото

Woman | 7 января 2019 года, 12:52

Югославская художница Марина Абрамович – мастер перфоманса. "Её работа исследует отношения между художником и аудиторией, пределами тела и возможностями ума."

Но самым знаменитым проектом художницы стал “Ритм 0”. Именно такой опыт принес Марине мировую славу. На что способны люди, получившие власть над другим человеком? Ответ на этот вопрос Абрамович получила еще в 1974 году, в возрасте 23-х лет.

Пару лет назад Марина стала участницей конференции TedX. TedX, кто не знает, американский фонд. Но интересен он, прежде всего, своими ежегодными конференциями. В рамках таких встреч, на сцену поднимаются успешные, интересные, уникальные и делятся своим опытом с аудторией. Марина Абрамович не стала исключением. Мы будем искать для вас самые интересные.

“Я стояла посреди зала. Напротив меня – стол. На столе 76 предметов для удовольствия и боли. Например, бокал воды, ботинок, роза, пальто. А так же нож, бритва, молоток и пистолет с одной пулей. Инструкция гласила: “Я объект. Вы можете использовать все, что лежит на столе. Я беру на себя полную ответственность. Вы можете даже убить меня. У вас есть шесть часов”.

Начало было легким. Люди протягивали мне стакан воды или давали розу. Но вскоре появился мужчина, который взял ножницы и разрезал мою одежду. Потом они взяли шипы розы и вонзили их мне в живот. Кто-то порезал мне шею лезвием и слизывал кровь. Шрам остался до сих пор.

Женщины подсказывали своим мужчинам, что делать. А мужчины не насиловали меня только потому, что это было бы слишком обычно, а вокруг много люди и сами они были с супругами. Но они носили меня по кругу, положили на стол и между ног разместили нож. Кто-то взял пистолет и приставил его мне к виску. Кто-то пистолет выхватил и началась драка...

Через шесть часов я вышла к аудитории в ужасном состоянии: полугололой и окровавленной, по щекам текли слезы. И все сбежали. Они просто ушли. Они не могли противостоять мне, как обычному человеку.

В два ночи, я вернулась в отель, посмотрела на свое отражение и обнаружила седину в волосах. Добро пожаловать в мир перфоманса!

фото

Что такое перфоманс? Сколько художников, столько и объяснений. Но мое очень простое. Перфоманс – духовное и физическое построение, которое выступающий совершает в определенное время перед аудиторией. А затем происходит диалог энергий. Люди и художник создают нечто вместе.

И разница между перфомансом и театром огромна. В театре, нож – это не нож и кровь – всего лишь кетчуп. В перфомансе, кровь – это материал, а лезвие бритвы – инструмент. Смысл в том, чтобы быть здесь, в настоящем времени. Перфоманс невозможно репетировать. Потому что какие-то вещи ты просто не сможешь сделать дважды.

Люди постоянно боятся обычных вещей: страдания, боли, смерти. Что делаю я? Организую эти виды страхов перед аудиторией. Я использую вашу энергию и иду с ней так далеко, насколько возможно. А потом освобождаю себя от этих страхов. И я – ваше зеркало. Если я могу это сделать для себя, то и вы сможете это сделать для себя.

Я родилась в Белграде, потом переехала в Амстердам и делаю перфомансы уже сорок лет. Именно в Амстердаме я встретила Улая – человека, в которого влюбилась. Вместе мы создавали перфомансы на протяжении 12 лет. Нож и пистолет с пулями я сменила на доверие и любовь. Чтобы сделать некоторые вещи в искусстве, тебе надо полностью доверять человеку. Это история о полном доверии другому человеку.

фото

Как и любые отношения, наши тоже подошли к концу. Мы не стали звонить друг другу, как делают обычные люди, чтобы сказать: “Между нами все кончено”. Нет. Мы прошли Великую Китайску стену.

Я начала у Желтого моря, он начал в пустыне Гоби. Каждый из нас шел три месяца и прошел 2 500 километров. Это были восхождения, спуски и 12 китайский провинций. Мы встретились посередине, чтобы сказать друг другу: “Прощай”.

Наши отношения закончились, а я теперь совсем по-другому вижу публику. Очень важной частью того, что я создала в те дни была работа “Балканское Барокко”. Конец 80-х, время Балканских войн. Мне хотелось показать сильный, харизматичный образ. Что-то, что могло бы отразить любую войну, в любое время. Потому что Балканские войны закончились, но начались другие. Где-то постоянно идет война.

Я стала отмывать от крови 2 500 больших коровьих костей. Мне хотелось донести: ты никогда не сможешь смыть кровь, как не сможешь смыть позор войн. Шесть дней по шесть часов я “смывала войну” с этих костей.

Кое-что радикально изменило мою жизнь. Это был перфоманс в МоМа – ньюйоркском Музее современного искусства. Я собралась сидеть на стуле, а напротив меня свободное место. На него может сесть каждый и сидеть столько, сколько захочет. Организаторы сказали: “Это же смешно! В Нью-Йорке все всегда торопятся. У них времени сидеть напротив тебя.” Но я неподвижно сидела на протяжении трех месяцев, каждый день по 8-10 часов. Я даже убрала стол.

фото

Люди приходили, садились, я просто смотрела на них, а окружающие смотрела на нас. И им некуда было бежать, кроме как в самих себя. И этого им приходилось ждать часами и часами. Там было так много боли и одиночества. Сколько невероятных вещей открывается, когда смотришь кому-нибудь в глаза! Потому что во взгляде незнакомца, с которым ты никогда не обмолвишься и словом,- видно все.

Этот перфоманс был лет 15 назад и он изменил все. Стало понятно: у людей острая потребность испытывать что-то иное, отличное от их привычных ощущений.

Спустя три месяца, я встала с этого стула, и я больше не была прежней. У меня появилась миссия – рассказать об этом опыте каждому. Так появился Институт нематериального перфоманса, концепция которого очень проста: если вы хотите получить опыт, вы должны дать мне свое время.

фото

Прежде, чем зайти в здание, вы подпишите договор о том, что проведете здесь шесть часов без каких-либо гаджетов. Достаточно вашего честного слова. Если вы не достаточно его уважаете и уходите раньше, то это не моя проблема. Теперь вы принадлежите только себе. Возможно, впервые. Потому что нет ничего неправильного в современных технологиях. Неправильно наше отношенией к ним.

По окончании мероприятия, вы получаете сертификат, который можете принести домой и поставить в рамочку.

Размышляя о нематериальности, перфоманс – искусство, основанное на времени. Это не картина, которая и сегодня, и завтра будет висеть у вас на стене. После перфоманса у вас есть только воспоминание или история, которую вам рассказали.

Если говорить о нематериальном искусстве, то музыка - высшее проявление этого искусства. Потому что музыка – самое нематериальное. После музыки перфоманс, а уже потом все остальное. Это мое субъективное мнение.”

фото: ideas.ted.com, eurweb.com, unbelievable-facts.com, dazeddigital.com

Комментарии 9
112 месяца назад
достали уже эти психи-извращенцы. Что вы там курите вместе с Терезой Мей?
1
Жидовня блин2 месяца назад
Идите работать а не пиздеть
2
Рижанин2 месяца назад
Когда читаешь про перформанс конечно многое узнаещь об этом явлении, но всё-же стоит хоть раз его увидеть.
Несколько лет одна танцовщица пригласила меня прийти на перформанс в Нью-Йорке, который поставил всемирно известный в арт-кругах китаец.

В огромном зале медленно бродили пару тысяч человек, передвигаясь от одной огромной клетки к другой, в которых находились обнажённые женщины и мужчины - и это действие продолжалось пару часов.

Зал был внизу, а по бокам, как в древней театре уходили вверх ряды сидений-скамеек, на одно из которых я сел и сверху наблюдал за этими людьми, которых и по социальному положению, и материальному благополучию в начале 20го века назвали бы буржуазией.
Они бродили от клетки к клетке, просили женщину или мужчину принять какую-либо позу и т.д.

Не буду навязывать своего мнения, но поделюсь своим ощущением.
Ни до этого, ни после я не видел большего унижения человеческого достоинства как на этом перформансе.
Казалось бы интеллигентные люди сбились в стадо и за купленный билет ходили и смотрели на голых мужчин и женщин, как на товар на прилавках на базаре.
Они при этом чувствовали своё превосходство над теми, кто позволил раздеть их и посадить в клетку.

Гораздо позже эта танцовщица спросила меня, "А почему ты не спустился и не подошёл где я была?"
Я ей ответил, что мне стало противно смотреть и на бродящее между клеток стадо и на несчастных Нью-Йорских мало-известных артистов, которые зарабатывали на жизнь.

Мне кажется уж лучше идти в шахту и выламывать уголь - тяжело но не унизительно.