Свободный, но не свободный Андрей Жагарс (2)

фото

Woman | 31 марта 2017 года, 21:42

Андрей Жагарс может обаять и очаровать, может даже околдовать, если захочет. Причем он прекрасно понимает свою «силу притяжения» и частенько пользуется этим в работе.

А работает он много и по всему миру: побывал ресторатором, киноактером, выходил на театральные подмостки и был душой Латвийской национальной оперы долгих 17 лет, воспитав целое поколение мировых оперных звезд. Пару лет назад Андрей сетовал, что здесь ему нет места, подзадвинула его родина на задворки. Но и этот этап миновал.

фото

«Я продолжаю работать и в Латвии, и за границей. Недавно меня номинировали на премию «Золотая маска» как режиссера оперы «Манон», которую мы ставили в Московском музыкальном театре имени К.С.Станиславского. Вот 19 апреля поеду на церемонию награждения, и мне очень льстит быть в одном ряду с такими режиссерами, как Роберт Уилсон, Ричард Джонс и Петер Штейн.

Если бы можно было отмотать время назад, то тогда, много лет назад, принял бы предложение стать руководителем Оперного театра в Торонто.

В работе всегда боюсь финала. Потому что последней минутой можно испортить трехчасовое произведение. И с первых минут постановки уже думаю о том, как решить концовку или какой-то сложный драматургический момент. Скажем, смерть героя уже, может быть, играли сотни раз. Значит, моя задача - поставить ее иначе: сильнее и глубже.

Ощущаю себя свободным художником, но не чувствую себя свободным человеком — есть обязательства, которыми не могу пренебречь.

Я могу увлечь, убедить, обаять — это мне как-то дано от природы. И подключаю все ресурсы, если мне что-то нужно. Но я не спекулирую этим и не играю с людьми. Это пошло.

фото

Ажиотаж моментально исчезает, когда требуется долго и нудно договариваться, разрабатывать какие-то технические моменты, копаться в организационных мелочах. Вот мне важно, чтобы оперу исполнили в Мехико. Все! Я хочу заниматься оперой, а как доставить туда театральные декорации, пусть решают специальные люди.

Мне важно, что в моей жизни присутствует какой-то творческий момент, когда я загораюсь идеей, привлекаю свою команду, и мы вместе разрабатываем концепцию. Самым амбициозным проектом до сих пор считаю «Кольцо Нибелунгов», когда мы собрали команду ведущих мировых исполнителей.

Я не бываю одинок. Рядом со мной всегда чудесные люди. Это подруга Кристина Пастернак – художник по костюмам. С ней вместе и работаем, и страдаем. Это, конечно, моя прекрасная мама и младший брат Юрис, который, даром что моложе на два года, а ведет себя, как старший. Он вечно волнуется за меня, учит жизни и следит, чтобы я не начал какие-то неудачные бизнес-проекты. Причем брат сторонится больших компаний, а я наоборот, с детства очень общительный и все время стараюсь всё и всех организовать.

Сейчас на горе Жагарс можно увидеть наш дом, родовое гнездо, который отреставрирован только наполовину – мы сохранили его историческую, полуторавековую часть, превратив ее буквально в личный этнографический музей. А вторая половина дома — современная постройка, которую прекрасно оформила дизайнер Бригита Буле. И обе части, современная и старинная, живут вместе.

В этом месте удивительная энергетика! А может, это просто нам так кажется. Все-таки там собраны все старые фотографии дедушек и бабушек, поэтому кажется, что они до сих пор живут среди нас.

Маме сейчас 88 лет, и она до сих пор копается в теплице! Как только я приезжаю, меня тут же снаряжают помогать, потому что Юрис не слушается! (Смеется)

Я ощущаю свои корни там: есть история, есть рассказы, мой крестный все время заставляет маму что-то рассказывать на диктофон, чтобы сохранить семейные предания. Мама же два раза была выслана в Сибирь, ей есть что рассказать. Хотя о своей судьбе она почти не говорит и редко возвращается к прошлому.

Мы вернулись в Латвию, когда мне был всего годик, так что Сибирь я совсем не помню. Но точно помню, что мое детство было очень ярким. Мы жили в Цесисе, где брат сейчас, кстати, проводит ежегодный фестиваль. В свое время отец там построил какой-то временный дом, и мы все время проводили на озерах, прудах и реке. Что еще нужно для счастливого детства?

фото

И до сих пор особенно яркие моменты, всплеск такой детской радости всегда дает именно природа и, конечно, музыка, которая может тебя как-то удивить, пробудить какие-то удивительные, не повседневные ощущения.

Мама даже при тех минимальных средствах всегда заботилась о том, чтобы у нас было все необходимое и мы ничем не отличались от сверстников.

Мы — такая итальянская семья: все очень шумные, эмоциональные и любят много говорить. Особенно мы с братом (Смеется). Нам нравится говорить и нам нравится, чтобы у нас были слушатели.

Недавно был в горах и катался на лыжах. В Альпах было пронзительно яркое солнце, безоблачное небо и белоснежный снег. Я, как сумасшедший, летел с трассы с ощущением полета, когда ничего не надо контролировать, а просто лететь. Это был настоящий детский восторг!

Люблю прекрасное вино и вкусную еду. В каждом путешествии стараюсь найти какое-то аутентичное место - такое, куда любят приходить местные жители, но почти не бывает туристов. За обычным интерьером, простыми клеенками в клетку на столах и плохим освещением чувствуется изумительный вкус блюд и какая-то особенная атмосфера. А у меня очень развито чувство вкуса. Правда, шеф-поваром работать не смог бы. Я предпочитаю готовить быстро. Не хватило бы терпения долго что-то вываривать, мельчить.

Люблю найти новых дизайнеров, которые цепляют чем-то необычным, редким, которые не вышли в тираж, а выпускают маленькие коллекции. В такие моменты сразу видишь: это твое! Твое по цвету, форме и даже мышлению.

Обожаю гулять по галереям и смотреть современную живопись. Я не люблю инсталляции и всегда чувствую разочарование на венецианском биеннале — слишком часто там попадаются спекуляции и шарлатанство, особенно это касается инсталляций и видеоискусства, где часто встречается откровенное «фуфло». Но вот современная живопись, качественная — чувствуется сразу! Эти художники мыслят и творят сейчас, но понимают цвет, свет, композицию, в них есть нерв, энергетика, которая создается краской, формой, узором и образом.»

Текст: Евгения Шафранек

Комментарии 2
ВОВА4 месяца назад
Латыш , который зарабатывает деньги ,талантом,умом,обаянием и трудолюбием ,а не ЛАТЫШСКИМ ЯЗЫКОМ ,уважаю.
2
Artur4 месяца назад
Пообщайтесь с теми, кто работал в опере под его "руководством".